D I S C O V E R Y
 

Разноклювая гуйя, или гуйя (лат. Heteralocha acutirostris)

 

Разноклювая гуйя (Heteralocha acutirostris)

Разноклювая гуйя (Heteralocha acutirostris) наряду с гигантскими моа является одним из самых знаменитых вымерших пернатых эндемиков Новой Зеландии. Эта крупная обладавшая весьма примечательной внешностью птица оставила значительный след в культуре маори и была относительно неплохо изучена при жизни выходцами из Европы. Принадлежал вид к обособленному семейству так называемых новозеландских скворцов (Callaeidae), который объединяет пять видов лесных воробьиных птиц размером от дрозда до вороны. Все они с приходом человека оказались под ударом антропогенного вымирания, и один из трех их родов — Heteralocha — угас полностью с исчезновением единственного вида.


Бронзовая скульптура «Призрак Гуйи» в городе Палмерстон-Норт на Северном острове Новой Зеландии, где когда-то обитала гуйя. Фото © Geoff McKay с сайта flickr.com

Разноклювая гуйя, или просто гуйя, представляла собой весьма крупную (размером с серую ворону, длиной 45–48 см), изящно сложенную птицу, отдаленно напоминавшую обликом некоторых врановых. Оперение птицы было целиком черным с легким металлически-зеленым отливом, лишь полоса на вершине относительно длинного, прямо срезанного хвоста была белой. Характерные кожистые «сережки» у основания клюва были ярко-оранжевыми, а сам клюв был цвета слоновой кости с сероватым основанием. Длинные ноги были синевато-серыми. Самцы и самки были окрашены одинаково, самки были немного мельче самцов. Молодые особи имели более тусклое буровато-черное оперение, светлую терминальную полосу на рулевых с выраженным охристо-рыжим оттенком, а также более мелкие и бледные «сережки» у клюва. Сохранились сведения о как минимум двух типах аномальной окраски у представителей этого вида. Из рассказов маори известна гуйя-арики (huia-ariki), имевшая бурое с серыми пестринами оперение тела и более темные перья на голове и шее. Примерно в 1900 году художник Йоханнес Герард Келеманс нарисовал полностью белую гуйю с желтыми «сережками», однако послужившее моделью чучело птицы вскоре было продано, и его дальнейшая судьба осталась неизвестной.


Самка (слева), самец и уникальный полностью белый экземпляр разноклювой гуйи (тоже самка). Рисунок © J. G. Keulemans с сайта ru.wikipedia.org

Наиболее яркой особенностью гуйи, нашедшей отражение и в русском имени вида, являлся клюв. Эта деталь анатомии у самцов и самок при одинаковой окраске имела абсолютно разную форму, что даже послужило причиной первоначального описания этих птиц в качестве разных видов. Клюв самцов достигал 6 см в длину и был крепким и сильным, долотовидным, слегка загнутым вниз, более всего напоминая по форме клюв близким к гуйям седлоспинных скворцов из рода Philesturnus. Самки же имели тонкий, длинный, сильно изогнутый клюв длиной около 10 см, вызывающий ассоциации с некоторыми видами райских птиц, таких как райские удоды (Epimachus). Хотя некоторые из птиц мировой фауны имеют половой диморфизм в форме и размерах клюва (например, у самок колибри-отшельника Glaucis hirsutus клюв более изогнут, чем у самцов), столь разительного контраста нет ни у одного из ныне живущих видов класса. Экологическим смыслом этого необычного явления был переход к использованию двух разных кормовых стратегий, ведущий к уменьшению внутривидовой конкуренции за ограниченные пищевые ресурсы острова — крупных насекомых, которых птицы извлекали из-под коры и из разлагающейся древесины. Самцы при помощи крепких, снабженных мощной мускулатурой клювов легко крошили мертвое дерево и были способны открывающими движениями создавать в нем широкие трещины, из которых извлекался корм. Длинный клюв самок не был приспособлен к силовому давлению на крепкий субстрат, но идеально подходил для выуживания насекомых из глубоких ходов и щелей. Существует легенда о кооперативном кормлении пар гуйи, при котором каждая из птиц делилась с партнером недоступным для него кормом, проявляя пример трогательной взаимопомощи. Однако все наблюдения в дикой природе кормящихся одиночек, пар и небольших стай вида однозначно говорят о том, что каждая птица питалась самостоятельно. Впрочем, одним из элементов брачных ухаживаний у пар гуйи указывалось кормление самки самцом, что не представляет большой редкости в мире птиц.


Чучела самца (слева) и самки разноклювой гуйи в Берлинском музее естественной истории. На этом фото хорошо заметна разница в форме клюва разнополых особей вида. Фото с сайта ru.wikipedia.org

Голос гуйи описывался как мелодичный, флейтовый, слышный на многие сотни метров даже в густом лесу. Поскольку птицы кричали обычно по утрам, содержавшаяся в клетке гуйя была способна «поднять на уши весь дом». Название вида происходит из языка маори и является звукоподражательным: птицы издавали свист «уиа», когда были взволнованы или голодны. Голос птенцов был жалобным и приятным на слух. Имитации песен вида, основанные на воспоминаниях людей, еще заставших гуйю живой, можно послушать, к примеру, здесь.

Палеонтологические находки, добытые экземпляры и достоверные наблюдения живых птиц говорят о том, что гуйя была эндемиком острова Северный. Собранные новозеландским натуралистом Уолтером Буллером сведения о встречах на крайнем северо-востоке острова Южный основаны лишь на фольклоре маори и на непроверенных наблюдениях. Относительно слабая способность гуйи к полету делает маловероятным ее самостоятельное расселение на юг через пролив Кука. В пределах своих естественных мест обитания птицы совершали лишь сезонные кочевки, спускаясь зимой из горных лесов в низинные вслед за более доступным кормом и поднимаясь обратно в весеннее время. В кронах деревьев эти пернатые предпочитали использовать для передвижения крепкие ноги, нередко пользуясь раскрытым хвостом в качестве опоры для тела. Помимо извлекаемых из древесных укрытий насекомых, дополнительным источником пищи для гуйи были небольшие фрукты и свободно ползающие членистоногие, в том числе такие крупные, как уэты. Хорошо защищенные хитиновым панцирем насекомые фиксировались лапой, методично очищались птицей с помощью клюва от твердых частей и лишь затем проглатывались.


Чучело самца разноклювой гуйи, смонтированное в полете. Обратите внимание на ее короткие закругленные крылья — это характерная черта лесных птиц, не приспособленных к длительным перелетам. Наглядно показан также хвост птицы с черно-белыми рулевыми перьями. Фото с сайта nzbirdsonline.org.nz

Особенности размножения разноклювой гуйи изучены относительно слабо. Пары этих птиц предположительно формировались на всю жизнь, и всю свою жизнь они были привязаны к своим гнездовым участкам. Сезон размножения приходился на весну Южного полушария — октябрь–ноябрь. Гнездо располагалось гуйями в самых разных местах — в дуплах и трещинах деревьев, на развилках прочных ветвей и даже вблизи или на поверхности земли и нередко были прикрыты лианами. Оно представляло собой старательно сложенную конструкцию, несколько напоминавшую сверху блюдце, до 35 см в диаметре и около 7 см глубиной, и состояло из мягких растительных элементов — стеблей, травы, листьев. Количество яиц в кладке вида в разных источниках довольно сильно различается, но в любом случае варьировало от 1 до 5. Сами яйца были около 45 мм в длину и 30 в ширину, серовато-белыми с пурпурными и бурыми отметинами. Насиживанием кладки и птенцов занималась преимущественно самка. Сроки инкубации неизвестны. Вылетевшие из гнезда птенцы оставались под покровительством родителей не менее трех месяцев. Ежегодно каждая пара выращивала лишь один выводок, состоявший обычно из одного–двух отпрысков.


Узнаваемый профиль гуйи как одного из символов Новой Зеландии часто используется в нумизматике. Здесь — 6 новозеландских пенсов 1964 года (до 1967 года валютой Новой Зеландии был новозеландский фунт, после и до настоящего времени — новозеландский доллар). Фото с сайта zsco.iq

Судя по всему, всё время сосуществования гуйи и человека проходило под знаком повышенного внимания последнего к этой привлекательной, смелой и любопытной птице. Качество ее мяса описывается в диапазоне от очень хорошего до непригодного для еды; в любом случае, для этой цели гуйю целенаправленно не добывали ни маори, ни европейцы. Куда большую цену придавали птице ее примечательные клювы и, в особенности, перья. Старательно высушенные и сохраненные шкурки, головы и черепа этих птиц играли значимую роль в ритуальных нарядах новозеландских аборигенов. Черно-белые рулевые перья гуйи очень высоко ценились маори как символ статуса их обладателя и благодаря торговле и обмену достигали даже самых удаленных от ареала птицы участков архипелага. На парадных портретах вождей и других знатных новозеландцев часто можно видеть одно или несколько перьев гуйи, использовавшихся в качестве украшения. Нередко птиц держали в неволе, выдергивая ценные перья по мере их отрастания. Есть сведения о том, что содержавшиеся в клетке гуйи были способны заучивать и произносить несколько слов.


Слева — вака гуйя (waka huia) — резная шкатулка из дерева, использовавшаяся знатными маори для хранения перьев гуйи и некоторых других фамильных сокровищ. Фото с сайта nicholaswells.com. Справа — маорийский вождь Анехана с рулевым пером гуйи в качестве парадного украшения. Фото © Pulman and Son с сайта collections.tepapa.govt.nz

Вымирание разноклювой гуйи, согласно современным представлениям, было вызвано комбинацией из целого ряда антропогенных факторов. Аборигенное население истребляло гуйю ради перьев, а выходцы из Европы — ради коллекционных и музейных экземпляров, а также ради украшений из перьев и черепов. Количество пущенных в расход птиц во второй половине XIX века даже по официальным подсчетам в некоторые годы исчислялось сотнями. При средней оценке общей популяции вида на момент заселения архипелага людьми в 50 тысяч особей это было, безусловно, настоящим истреблением. Массовые рубки и выжигание лесов острова Северный на нужды сельского хозяйства сильно фрагментировали подходящие для вида местообитания и сократили их площадь. С учетом кормовой специфики гуйи, требовавшей для каждой пары большой территории с наличием старовозрастных лесов, утрата привычных биотопов могла нанести птице серьезный ущерб. Многочисленные инвазивные млекопитающие были опасны как для гнезд, так и для взрослых особей, нередко кормившихся у самой поверхности земли.

Судя по всему, вымирание гуйи на севере и западе острова еще до момента открытия Новой Зеландии европейцами было вызвано в том числе прессингом со стороны крыс, прибывших на архипелаг вместе с маори около 1280 г. н.э. Резкое падение численности вида в 1880-х годах, в свою очередь, совпадает по времени с началом вселения горностаев. Свою роль могли сыграть и нехарактерные ранее для островов птичьи болезни, прибывшие с завезенными в 1870-х годах майнами. Последние подтвержденные встречи гуйи относятся к середине первой декады XX века. Впрочем, судя по многочисленным более поздним свидетельствам, фактическое вымирание вида могло состояться несколько позже. Правдоподобные вести о наблюдениях птицы приходили в 1912, 1913, 1922 и 1952 годах; последние датированы 1961 и 1963 годами. К настоящему времени удивительная гуйя, по праву считающаяся одним из символов Новой Зеландии, полностью исчезла. По музейным и частным коллекциям мира в настоящее время разбросаны порядка 350 экземпляров вида.


Самец (слева) и самка разноклювой гуйи в коллекции Дарвиновского музея. Фото с сайта darwinmuseum.ru

Научная классификация:
Домен: Эукариоты
Царство: Животные
Тип: Хордовые
Класс: Птицы
Отряд: Воробьинообразные
Семейство: Гуйи
Род: † Гуйи (Heteralocha Cabanis, 1851)
Вид: † Разноклювая гуйя (лат. Heteralocha acutirostris (Gould, 1837))



28-10-2020 | Просмотров: 121
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать