D I S C O V E R Y
 

Возвращение в рай: кораллы залива Кимбе

 

Коралловый риф в заливе Кимбе в Папуа - Новой Гвинее 17 лет назад заворожил фотографа Дэвида Дубиле. Недавно он вернулся, чтобы посмотреть, уцелело ли это хрупкое чудо природы.


Трехпятнистый дасцилл решил присоединиться к компании розовых анемоновых рыбок в заливе Кимбе в Папуа – Новой Гвинее. Автор: Дэвид Дубиле


Есть в Тихом океане коралловое царство – залив Кимбе. «Это место не похоже ни на что на Земле. Ощущение, что ты попал в космос», – делится впечатлениями фотограф Дэвид Дубиле. Но, в отличие от мертвенно-холодной космической бездны, эта вселенная живет и дышит, представленная галактиками рыб и звездными скоплениями кораллов. На стыке двух литосферных плит у побережья острова Новая Британия в Папуа – Новой Гвинее образовался ландшафт, усеянный вулканами. Узкий прибрежный шельф резко обрывается в двухкилометровую пропасть, из которой поднимаются подводные горы, увенчанные рифами.

 


Расправив плавники, словно крылья, черепаха бисса пролетает мимо стаек платаксов и барракуд. Подводные пики привлекают множество видов из открытого океана. Благодаря этому залив Кимбе превратился в оазис биоразнообразия.

В 1996 году Дубиле впервые приехал в Кимбе и пробыл здесь восемь дней. Залив очаровал фотографа, и долгие годы он мечтал вернуться сюда: его не отпускали воспоминания о подводном рае, где в прозрачной как хрусталь воде снуют серебристые стайки рыб и расстилаются луга красных горгониевых кораллов. «Что сталось с этим раем?» – спрашивал себя Дэвид.


Внешность морских лилий обманчива: на самом деле это не растения, а животные. Будто дворники, они выметают планктонную пыль из залива Кимбе. В здешних водах в буквальном смысле слова пульсирует жизнь. Залив, где насчитывается 900 видов рифовых рыб – неиссякаемый источник пищи для хищников вроде этих барракуд.

Долгие годы Дэвид Дубиле мечтал вернуться сюда: его не отпускали воспоминания о подводном рае.

 

«Есть рифы, которые пребывают в постоянном движении – как на абстрактных полотнах Джексона Поллока, – говорит Дубиле. – Но Кимбе царственно-спокоен, безмятежен – в духе Клода Моне». Герои этой картины – 536 видов кораллов (более половины всех существующих в мире) и около 900 видов рифовых рыб. В здешних водах бок о бок обитают причудливые существа, большие и малые – от кашалота до карликового морского конька.

 


Акватория у северного побережья острова Новая Британия в Папуа – Новой Гвинее является частью так называемого Кораллового треугольника, где обитает 76 процентов существующих в мире видов кораллов. Природоохранные организации планируют создать в заливе 14 заповедных зон.

Сегодня на далеком рифе все по-прежнему. В отличие от азиатских прибрежных рифов его не коснулись проблемы перенаселения. Здесь не ведется промысловое рыболовство. И, что немаловажно, у него есть надежные защитники. Среди тех, кто стоит на страже рифа, – некоммерческая организация из США The Nature Conservancy, разработавшая план по созданию в заливе 14 заповедных зон. Этот план поддерживает местная природоохранная и образовательная организация «Страж моря», а также Центр самоуправления Папуа – Новой Гвинеи, который помогает населению оберегать природные ресурсы.


Среди щупалец гостеприимной актинии рыба-клоун обмахивает икру, отложенную партнером, очищая гнездо от мути. Рыбы-клоуны – гермафродиты, у них развиты и мужские, и женские органы.

Если хотите увидеть здоровый риф, приезжайте в Кимбе, советует Джеффри Джонс. Джонс преподает морскую биологию в австралийском Университете Джеймса Кука, а риф в Кимбе изучает без малого 16 лет. Одна из главных особенностей рифа – очень крупная колония бычков, небольших рыбок, необычайно требовательных к месту обитания. Самые консервативные делают выбор раз и навсегда. «Если этот коралл вдруг исчезнет, рыбы исчезнут вместе с ним», – говорит Джонс.

 


Выстроившись, как по команде, остробрюхие и почти плоские новакулы ринулись в укрытие – от хищника их спасет красная горгонария. «В заливе Кимбе чудес пока еще хватает!» – говорит Дэвид Дубиле.

Кораллы и рыбы, к счастью, целы и невредимы. Но нельзя забывать, что рифы не бессмертны. Им наносит вред повышение кислотности океана, чрезмерный вылов рыбы, сельскохозяйственные отходы. Главный же враг рифов – глобальное потепление: оно запускает цепь событий, в результате которых кораллы обесцвечиваются – теряют свои симбиотические водоросли, без которых жить уже не могут.

 


Укрывшись в спасительной чашечке актинии, рыба-клоун рассматривает окружающее пространство. Защитная слизь предохраняет рыбку от убийственного яда щупалец этого мягкого коралла.

К сожалению, реальность никогда полностью не совпадает с мечтой. «Когда я вернулся в залив, там бушевали ливни, одни из самых свирепых за последние десятилетия», – вспоминает Дубиле. Климатические изменения нарушают устоявшиеся природные циклы по всей планете. В заливе Кимбе пик сезона муссонных дождей в этом году неожиданно пришелся на март – месяц, когда обычно бывает ясно и прохладно. Мощные ливневые потоки хлынули с берега в залив, отчего внутренние воды помутнели, и Дэвиду пришлось осваивать более отдаленные рифы.

 


Актиния и ее постоялец нуждаются друг в друге: актиния защищает рыбку, а та платит хозяйке, собирая паразитов с ее тела и отгоняя хищников.

И все-таки жизнь продолжается. Залив Кимбе – это все те же серебристые рыбки, сверкающие кораллы и кроваво-красные горгонарии, что запали в душу Дубиле 17 лет тому назад. Но что готовит нам завтрашний день? Более половины рифов на территории Папуа – Новой Гвинеи находятся под угрозой исчезновения. Рифы – хрупкие создания. Такие же хрупкие и призрачно-волшебные, как лучшие сны, которые невозможно забыть.

 


Близлежащий полуостров надежно защищает хрупкий коралловый сад от бурь. Рифы залива Кимбе помогают прокормиться местным рыбакам. Некоторые из них и сегодня выходят в море на традиционных лодках с выносными уключинами.

 

За кадром. Вынесло на рифы
17 лет назад, когда Дэвид Дубиле впервые приехал на коралловый риф в заливе Кимбе, это место было раем для фотографов. Второй визит, состоявшийся нынешней весной, больше напоминал остановку в фотографическом Чистилище. Съемки откладывались из-за непрекращавшихся ливней. В мутной воде видимость ограничивалась тремя метрами. Несколько камер залило водой. Дженнифер Хейз, жена и ассистент фотографа, заразилась малярией. Иногда небо ненадолго сменяло гнев на милость, позволяя поснимать кораллы и их обителей – например, этих пинджалов, рыб семейства луциановых. Дождь прекратился лишь за день до окончания командировки.

 


Двадцатиметровая башня из барракуд выстроилась рядом с морским биологом Дженнифер Хейз – женой и помощницей фотографа Дубиле. Коралловые пики становятся для барракуд пристанищем. Это хороший знак: значит, риф здоров.

Чем привлекли вас эти рыбы?

Они были похожи на произведение живописи – их цвет менялся от серебряного до оттенка красного апельсина. Я был заворожен игрой красок и бесстрашием этих рыб. Стайка проплывала, а порой и останавливалась в нескольких сантиметрах от меня. Я буквально влюбился в пинджалов и много раз погружался к ним.

 


Может, у рыбы-единорога и нет рога, зато две костные пластины на хвосте могут порезать хищников.

В какой-то момент вы были близки к отмене съемок...

Очень близок. Во время первых пробных погружений мы видели горгонарии, крупнее которых я не встречал нигде, – и среди них кипела жизнь, раскрашенная всеми цветами радуги. Но все это совершенно не годилось для съемки из-за плохой видимости. Все, ради чего я приехал, оказалось совсем рядом, но фотографировать было совершенно невозможно – из-за дождя. Паника сменилась депрессией. Провал командировки был бы для меня личным поражением. К счастью, сработал план «Б».

 


Один из самых маленьких обитателей рифов – краб-отшельник, который живет в норках, пробуренных в кораллах червями-рифтиями, и ловит планктон с помощью своих антенн.

В чем он состоял?

Мы стали предпринимать вылазки на дальние рифы. Минус заключался в том, что приходилось погружаться глубже, и времени на съемку оставалось мало. Но был и большой плюс: мы все-таки сумели запечатлеть окружавшую нас красоту.

 


Один из самых маленьких обитателей рифов – краб-отшельник, который живет в норках, пробуренных в кораллах червями-рифтиями, и ловит планктон с помощью своих антенн.


 


Источник: nat-geo.ru

09-12-2013 | Просмотров: 5077
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать