D I S C O V E R Y
 

ВОЛК В СОБАЧЬЕЙ ШКУРЕ

 

 Земля и ее обитатели (из архива)

помесь волка с собакой

Под Москвой у Марьинской поймы возле девочки лет пятнадцати резвился довольно взрослый щенок обыкновенной дворняжки. Я подошел, разговорились. К моему удивлению, девочка предложила взять у нее собаку.
— Неужели не жалко? — поинтересовался я.
— Мне-то жалко, да вот родители не пускают Джека в квартиру.
Через некоторое время эту собаку, но уже исхудавшую, обиженную жизнью, увидел на люблинских полях орошения. Я покликал знакомого пса. Но увы, оскалив зубы, он метнулся в заросли крапивы. Человек стал для него страшным и жестоким существом. В другой раз я увидел Джека в стае беспризорных собак, которые, невзирая на отчаянный крик пикирующих чаек, поедали их птенцов.

Бездомных собак ныне можно встретить на привокзальных площадях, рынках, у магазинов, во дворах, в садах и парках больших и малых городов. Бездомных собак ныне можно встретить на привокзальных площадях, рынках, у магазинов, во дворах, в садах и парках больших и малых городов. А сколько остается брошенных псов после закрытия пионерских лагерей, летних турбаз и других зон отдыха! Да и владельцы дач и садовых участков порой повинны в собачьей беспризорности. В теплое время года заводят щенят. Но вот прошло лето. Пора возвращаться в город. А куда девать собаку? Далеко не у каждого есть возможность поселить ее в своей квартире. Вот и разбредаются по окрестностям выгнанные из дома разномастные Жучки да Тобики, которые или погибают от голода и болезней, или приспосабливаются к новым для них условиям и живут за счет свалок и уничтожения, всевозможных зверей и птиц, которых они, кстати говоря, истребляют во множестве.


Как известно, волков на Руси испокон веков было полным-полно.

Как известно, волков на Руси испокон веков было полным-полно. Во времена моего детства хищники порою днем разгуливали за околицей, а ночами наведывались в деревню. Так продолжалось до тех пор, пока не появились у деревенских мужиков хорошие охотничьи ружья.
По мере уничтожения волков вольготней себя почувствовали собаки. Если раньше бездомные псы выживали за счет попрошайничества, свалок и помоек, то теперь, когда во многих районах и даже областях исчезли волки, дикие собаки прочно освоили леса, болота, степи и горы. Ведь в природе редко когда пустуют экологические ниши. С исчезновением серых разбойников в их исконные места обитания пришли одичавшие собаки.
Что касается уцелевших кое-где одиночных волков, то они, обладая высокой организацией психики, меняют свое отношение к собаке. И стараются ужиться с ней. Так появляются помеси.

помесь волка с собакой

Гибриды первого поколения больше похожи на волка. Да иначе и быть не может. Собака живет на земле тысячелетия, а волк — миллионы лет. Поэтому его гены в большей степени определяют наследственность. Но в дальнейшем, по мере прилива собачьей крови, отпрыски меняют окраску. Помимо серых, мне приходилось видеть черные, рыжие, пестрые волко-собачьи помеси. Но дело не в цвете шкуры, а в особой дерзости. На Кишпекской свиноводческой ферме, что на Северном Кавказе, мне жаловались — пропадают поросята. Сетовали и на хищение овец. А когда к месту происшествия направили охотников, те обратили внимание на стаю ворон. Птицы скопились у задранного минувшей ночью дикого кабана. Тушу оттащили к опушке леса. Здесь и устроили засаду. С наступлением темноты пришли два зверя и стали поедать добычу. Раздались выстрелы. Одного убили, второго ранили. Проходит часа два, и вот — невиданное дело — из зарослей выходит третий. Его тоже убили. Внешне звери были похожи на волков, но и чем-то отличались. Шкуры отправили на экспертизу в Ростов-на-Дону. Там установили, что это волчье-собачьи гибриды.
В их характере и образе жизни много волчьего, только они хитрее и плодовитее серого разбойника, ибо размножаются в любое время года. Щенята-гибриды, воспитанные в неволе, к человеку привыкают плохо. Да и сторожей, как правило, из них не получается. При появлении постороннего хищники не облаивают его, а прячутся в темный угол.
Бывало, что в местах обитания помесей и одичавших собак вдруг появлялась волчья стая, которая быстро расправлялась с ними. Так что тотальное истребление волка не вполне оправдано. В этом важном деле нужен научный подход, иначе можно принести больше вреда, чем пользы. Следует учитывать особенности местности. В одних местах волк отнюдь не особо опасен. В других же районах приносит большой урон сельскохозяйственным и диким животным. Однако полное уничтожение серого разбойника способствует процветанию одичавших псов и волчьих гибридов.
Вот лишь одно тому подтверждение. На Владимирщине в семидесятых годах, после почти поголовного уничтожения волков, очень расплодились разномастные хищники. Я наблюдал их в Небыловском, Юрьев-Польском, Собинском и Суздальском районах.

Нападений на меня не было, хотя и днем, и ночью бродил в местах обитания волчье-собачьих помесей. Даже в тех случаях, когда ночевал в логовах. Не следует думать о моей отчаянной смелости. Изучив чистокровных волков, я убедился в их сверхосторожности. Так, забрался однажды в логово и пробыл там с волчатами до утра. Конечно, их родители были где-то поблизости, ждали, когда я уйду, ничем не выдавая своего присутствия, чтобы после моего ухода перетащить волчат в другое укрытие. Практически так же ведут себя, как я убедился, и гибриды.
Домашние животные и люди испытывают страх при встрече с волчье-собачьими помесями. Вот один случай. Кладовщица сельпо ехала в санной упряжке в соседнее село. Впереди показались два зверя, похожие на черных овчарок. Лошадь заржала, вздыбилась и, развернувшись, понесла в обратную сторону. Сопровождавшая ее собака, поджав хвост, вскочила в сани.

Подойти на ружейный выстрел к гибридам очень трудно. Старинный и эффективный способ облавы с флажками тоже дает осечку: в отличие от обычных волков гибриды не боятся красного цвета и запаха флажков. Да и преследуемые охотничьими собаками, часто идут напрямик, без определенного круга. Одному или нескольким охотникам нужно затаиться в подходящем укромном месте. Загонщикам же необходимо зайти с противоположной стороны. Спасаясь от людей на открытом месте, звери устремятся к естественному укрытию. Этому меня научили сами волчье-собачьи помеси, когда я наблюдал их охоту за лисицами.

Во Владимирской области много брошенных домов и даже небольших деревушек. Люди переезжали в центральные усадьбы колхозов и совхозов, в более благоустроенные районы. Не желая обременять себя лишней заботой, некоторые оставляли на старом месте жительства собак и кошек. Так появились бродячие, а затем и одичавшие домашние животные. Собаки спаривались с еще сохранившимися кое-где серыми разбойниками, которые во время свадьбы теряли агрессивность к своим одомашненным собратьям. При этом не только собака-самка способна спариться с волком-самцом. Я был свидетелем, когда одинокая волчица пришла в деревню и увлекла за собой сторожевую овчарку-самца.
В селе Кишлеево жили два гибрида-выкормыша. Поймали их в конце апреля. Несколько часов гонялись за ними мальчишки по полям, залитым паводковыми водами.

помесь волка с собакой

Поначалу пленники были чуть больше кошки. Однако спустя три месяца один из них уже походил на крупную черной масти овчарку. Его дикости не было предела: даже от своих хозяев забивался в темный угол. Лаять не умел. Издавал только воющие и скулящие звуки. При первой же возможности душил домашнюю птицу, в то время как его миска всегда была наполнена пищей. Другой гибрид, попавший в семью с одиннадцатью детьми, оказался менее пуглив, ибо все время был в окружении детворы. Прожили звери в неволе сравнительно недолго. Спустя пять месяцев первого щенка хозяева взяли на рыбалку. На реке четвероногого дикаря впервые спусти
ли с цепи. Почувствовав свободу, он бросился наутек и не вернулся. Второй выкормыш бегал без привязи по окрестностям села. Изредка он лаял, но его глухой, как бы простуженный лай мало напоминал собачий. Во время прогулок щенок вел себя осторожно, людей сторонился. На своем и соседних дворах птицу не трогал. Будто она для него и не существовала. Но стоило ему отойти подальше от дома, как им сразу овладевала охотничья страсть. Там, за слободкой, они часто душил кур и вместо того, чтобы сожрать добычу, закапывал ее на огородах. Осенью его увели за два километра и выпустили.
Не успев еще потерять некоторую привязанность к людям, хищник устремился к рокочущему в поле трактору. Тракторист изрядно перепугался и захлопнул дверцу. Это заметил водитель грузовика. Погоня продолжалась недолго...
Волчье-собачьих гибридов пытались приручить во многих деревнях, селах и городах. Но попытки не принесли успеха. Дикари либо начинали преследовать домашних животных, либо оставались неукротимыми и при первой же возможности перегрызали ремни, разрывали цепи, разбивали оконные стекла, делали подкопы и уходили. Вот уж где уместна поговорка: «Сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит».


Юрий НОВИКОВ

Источник: Химия и жизнь, 89г.

11-05-2009 | Просмотров: 11478
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать