D I S C O V E R Y
 

Число Данбара: почему мы можем поддерживать не более 150 отношений

 

 

Согласно теории Данбара, количество связей, с которыми люди способны «справиться», составляет 150 – будь то в ранних обществах охотников-собирателей или на современном рабочем месте.

Согласно теории о числе Данбара, мы можем поддерживать около 150 связей одновременно. Но является ли данное правило верным в современном мире социальных сетей?

Если вас когда-нибудь отвергал человек, который вам нравился, говоря, что вы можете быть просто друзьями, наверняка вы отвечали ему что-то вроде «У меня уже достаточно друзей». Вы, конечно же, имели в виду то, что эмоционального диапазона людей хватает только на определённое количество приятелей.

Оказывается, это не просто оправдание. Существуют чётко определённые ограничения на количество друзей и знакомых, которое может быть у среднестатистического человека. Однако действует ли это правило в современном цифровом мире, где у большинства людей есть профили в социальных сетях или на онлайн-форумах с тысячами подписчиков? Это сложный вопрос.

По словам британского антрополога Робина Данбара, «магическое число» равно 150. Данбар убедился, что существует соотношение между размерами мозга и размерами групп, изучая нечеловеческих приматов. Это соотношение было рассчитано с помощью нейровизуализации и определения количества времени, которое тратилось на груминг (обыскивание или чистка шерсти сородичей) – важную социальную особенность поведения приматов. Данбар пришёл к выводу, что размер неокортекса (по отношению к телу) – части мозга, связанной с познанием и языком – соотносим с размером сплочённой социальной группы. Это соотношение ограничивает сложность, с которой способна справиться социальная система.

Данбар и его коллеги применили этот основной принцип к людям, изучив исторические, антропологические и современные психологические данные о размерах групп, в том числе то, как формируются большие группы, прежде чем разделиться или распасться. Они обнаружили поразительное постоянство числа 150.

Согласно Данбару и многим другим исследователям, на которых он оказал влияние, это правило остаётся верным в отношении ранних обществ охотников-собирателей, а также удивительного множества современных групп: офисов, коммун, заводов, жилых комплексов, военных организаций, английских деревень, основанных в 11-м веке, и даже списков людей, кому вы хотите отправить рождественские открытки с поздравлениями. то она вряд ли долго просуществует или будет хорошо сплочённой. (Одно из последствий эпохи урбанизации может заключаться в том, что с целью избежать отчуждения или напряжённости городские жители должны образовывать квази-деревни в своих городах.)

В Данбаре просыпается чувство юмора, когда он слышит, что его имя становится синонимом числа – весьма необычно для социолога. «Самое странное, что большинство людей, в честь которых назвали те или иные вещи, уже мертвы», – сухо отмечает он.

Однако число 150 – это ещё не вся история. Другим числам также есть место в гипотезе социального мозга.

Согласно теории, в самый тесный круг входят лишь пять человек – это близкие люди. Далее следуют хорошие друзья (15 человек), друзья (50 человек), значимые контакты (150 человек), знакомые (500 человек) и люди, которых вы можете узнать (1500 человек). Люди мигрируют из одной категории в другую, но суть заключается в том, что для новых участников всегда найдётся место.

Данбар не знает, почему численность этих категорий кратна пяти. По его словам: «Кажется, число пять является фундаментальным для приматов в целом».

Конечно, все эти числа в действительности представляют собой диапазон. Экстраверты, как правило, имеют большую сеть контактов, в то время как интроверты концентрируются на меньшем количестве друзей. А у женщин всегда чуть больше контактов из самых близких категорий.

Самый тесный круг – это всего пять близких людей. Далее диапазон расширяется до 1500 человек, которых вы можете узнать.

«То, что определяет рассматриваемые категории в реальной жизни – это частота, с которой вы видите людей, – говорит Данбар. – Вы каждый день должны уделять время социальным взаимодействиям, однако он, как правило, ограничено».

Некоторые организации приняли эти идеи на веру. Шведское налоговое управление, к примеру, реструктурировало свои офисы, чтобы их численность оставалась в пределах 150 человек.

Обсуждение теории Данбара

Не все согласны с гипотезой социального мозга. Некоторые скептически относятся к идее «магического» числа, определяющего социальное взаимодействие.

Тем не менее, она может пригодиться, когда речь идёт об осмыслении сообществ и эволюции.

«И хотя есть множество факторов, которые могут ограничить количество создаваемых и поддерживаемых отношений, эти исследования помогают нам лучше понять... и измерить влияние таких переменных», – говорит Кристина Аседо Кармона, антрополог и экономист из Университета Леона в Испании.

Среди согласных с тем, что число Данбара можно определить, есть те, кто оспаривает результат 150. Исследования различных социальных групп в США показывают, что количество связей среднестатистического американца составляет 290. Однако оно может меняться под влиянием различных факторов.

Один из аргументов заключается в том, что количество социальных связей обычно не распределено (или имеет форму колоколообразной кривой). Следовательно, большое количество контактов нескольких человек может повлиять на среднее значение.

Например, если человек достаточно богат, чтобы нанять помощников для частичного управления своими отношениями – или доверить часть эмоционального труда другим – он может быть менее ограничен количеством отношений, которые способен поддерживать на комфортном для себя уровне. Как и во многих аспектах социальной жизни, люди с супер-связями обладают супер-привилегиями.

Количество контактов некоторых социальных групп в США может достигать 290.

Число Данбара также критикуют из-за методологических основ. Размеры мозга приматов зависят не только от социальной сложности: на них могут оказывать влияние такие факторы, как питание. Британско-голландская команда учёных заявила, что, хотя неокортекс и обладает ограниченными размерами, социальные возможности можно расширить в различных культурных условиях с помощью технологий. Одним из примеров является использование обширных списков контактов в мобильных телефонах жителями Ямайки, имеющими низкие доходы. Эти списки, предполагающие тщательное культивирование даже случайных связей, часто содержат гораздо больше, чем 150 контактов.

В самом деле, социальный капитал может играть особую роль для людей, которые не имеют других форм капитала, как это было выявлено в ходе сравнительного исследования, проведённого Аседо Кармоном на севере Ганы и Оахаки (Мексика). Высокое биологическое разнообразие, удалённые горные районы и влияние испанского колониализма на этническую идентичность – всё это способствовало созданию в Оахаке небольших доверительных кругов, которые в основном состоят из близких родственников. Но более скудные экологические ресурсы Северной Ганы сделали межэтническое сотрудничество и более широкие доверительные круги более важными для выживания. Таким образом, «акцент на размере мозга и когнитивных ограничениях может быть слишком упрощённым», как подчёркивает Аседо Кармона.

Число Данбара может успешно применяться при изучении досовременных обществ или групп со средним доходом в современных западных обществах. Исследования, которые его поддерживают, смещены в сторону западных, образованных, индустриальных, богатых и демократических обществ.

Но даже они становятся всё более сложными под влиянием Интернет-культуры.

Онлайн-присутствие

Одной из современных версий сбора у костра является Slack, приложение, которое служит заменой электронной почты, радуя профессионалов в области коммуникаций и изнуряя перегруженных сотрудников, начиная с 2013 года. Одна из тех, кто пользуется возможностями Slack – это американский цифровой дизайнер Карли Айрес.

Несколько лет назад Айрес создал в Slack группу для коллег-дизайнеров, 100s Under 100. В настоящее время она включает 84 канала, модерируемых 14 администраторами.

Айрес видит в числе Данбара интуитивный смысл, учитывая её наблюдения за онлайн-сообществами. «Я действительно верю в правдивость идеи, что мозг может вместить лишь ограниченное количество информации. По моему мнению, чем больше вы знаете о человеке, тем лучше ваши отношения, однако количество связей, которые вы может иметь, также ограничено», – поясняет она.

Даже в Интернете вы способны поддерживать сильные отношения, но только при условии, что у вас их не так много.

Группа 100s Under 100 стремится к балансу между размером и близостью, расщепляя каналы на более мелкие, когда они становятся чересчур большими. Группа также периодически удаляет неактивных членов – более преднамеренная форма того, как каждый позволяет определённым отношениям исчезать из-за недостатка времени или энергии, необходимых их поддержания.

Всё больше и больше людей придерживаются принципа «Меньше = лучше», когда речь заходит о социальной жизни в Интернете. Масштаб может быть одной из проблем, связанных с социальными сетями, которые сейчас доминируют в нашей жизни. И для некоторых пользователей Facebook, чем меньше и более секретной является группа, тем лучше.

Исследования Данбара и его коллег показывают, что онлайн-отношения похожи на офлайн-отношения с точки зрения численных ограничений. «Когда люди смотрят на структуру мира онлайн-игр, они получают практически те же самые категории, что и мы во всех других контекстах, – говорит он. – И это выглядит так, как будто именно эти особенности человеческого разума накладывают ограничения на количество людей, с которыми вы можете взаимодействовать в любое время».

Данбар и его коллеги также провели исследование Facebook, используя такие факторы, как количество групп в общих и частных сообщениях, чтобы сопоставить количества связей с их силой.

Когда у людей есть более 150 друзей в Facebook или 150 подписчиков в Twitter, утверждает Данбар, это представляет собой обычные внешние категории контактов (или связи с низкими ставками): 500 и 1500. Для большинства людей близость может быть просто невозможна за пределами 150 связей. «Цифровые медиа – и я отношу к ним телефоны – на самом деле просто предоставляют вам ещё один механизм для общения с друзьями», – говорит Данбар.

Существует баланс между количеством связей, которые у вас есть, и их силой.

Даже возможность быть анонимным в Интернете, по мнению Данбара, существенно не отличается от офлайн-мира. Он сравнивает анонимные Интернет-взаимодействия с исповедью в католической церкви. Это не близкие отношения, однако они признают преимущества конфиденциальности среди квази-незнакомцев.

«Трудно плакать на виртуальном плече, – невозмутимо поясняет Данбар. – Вас могут слушать, а могут и не слушать».

С данной точки зрения, нефизическая, нереальная природа Интернет-отношений означает, что они не могут сравниться с теми, что мы имеем в реальном мире. Личные отношения, со всей невербальной информацией, которая так важна для общения, остаются первостепенными.

Но исследования Данбара свидетельствуют о различиях между поколениями в этом плане. Лица в возрасте 18-24 лет имеют гораздо больше социальных сетей в Интернете, чем лица в возрасте 55 лет и старше. И превосходство физического контакта в гипотезе социального мозга может в меньшей степени относиться к молодым людям, которые никогда не знали жизни без Интернета – для них цифровые отношения могут быть столь же значимыми, как и аналоговые.

Кроме того, онлайн-группы, такие как 100s Under 100, не могут существовать вечно; Айрес изначально предполагала, что группа распадётся в течение нескольких лет.

Тот факт, что количество друзей у большинства людей ограничено, имеет смысл. Однако непонятно, расширяется ли эта способность или сокращается ввиду постоянно меняющихся способов взаимодействия людей онлайн.


Источник: bbc.com

16-10-2019 | Просмотров: 83
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать