D I S C O V E R Y
 

Эксперименты на обезьянах раскрыли эволюцию их «языка»

 

Западноафриканские зеленые мартышки использовали звуки восточноафриканских сородичей, ни разу их не слыша.

Исследователи из Немецкого центра приматов провели опыты с западноафриканскими зелеными мартышками, которые показали древнее эволюционное происхождение звуковых сигналов этих приматов. Работа опубликована в журнале Nature Ecology & Evolution.

Ученые рассматривали два вида зеленых мартышек: западноафриканских (Chlorocebus sabaeus), которые носят имя рода, и восточноафриканских (Chlorocebus pygerythrus), которых еще называют верветками. У последних есть три звуковых сигнала тревоги, каждый из которых относится к определенному виду хищника. Один предупреждает о леопарде, второй — о змее, а третий — о приближении орла. У западноафриканских — всего два сигнала, относящихся к леопарду и змее. Поскольку в их ареале обитания нет опасных для них воздушных хищников, то в «орлином» сигнале необходимости нет. Зоологи решили посмотреть, как в таком случае эти обезьяны отреагируют на угрозу с воздуха.

Авторы наблюдали за мартышками, которые обитают недалеко от исследовательской станции в Сенегале. Исследователи следят за ними больше десятилетия. В качестве воздушной угрозы они использовали дронов, которые с жужжащим звуком пролетали над приматами на высоте 60 метров. Заслышав неизвестный пугающий звук, обезьяны забили тревогу и спрятались среди веток. Их сигнал отличался от «змеиного» или «леопардового». Более того, он мало отличался от «орлиного» крика верветок.

 

 

Через несколько дней зоологи повторили эксперимент с одним отличием: они пустили не дроны, а лишь воспроизвели звук их приближения. Тем не менее реакция оказалась той же.

«Заслышав звук, животные подняли глаза и стали осматривать небо. Они быстро поняли, что означают ранее неизвестные звуки, и запомнили эту информацию. При этом структура их крика осталась практически неизменной по сравнению с верветками, несмотря на три с половиной миллиона лет раздельной эволюции. Похоже, она уходит глубоко в прошлое», — поделилась выводами Джулия Фишер (Julia Fisher), ведущий автор работы.

 

 

Ее коллега Курт Хаммершмидт (Kurt Hammerschmidt) также отметил, что тревога не связана с орлами как таковыми. Очевидно, что звук охватывает более широкую категорию «летающих вещей».



28-05-2019 | Просмотров: 156
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать