D I S C O V E R Y
 

Новую версию эволюционного древа семейства кошачьих предложили ученые

 

В 2006 году генетики наложили последовательности ДНК нынешних разновидностей больших кошек друг на друга и предположили, что неизвестный предок нынешних тигров, львов, леопардов и ягуаров жил в Средней Азии 10–11 млн лет назад. Более позднее генетическое исследование показало, что родословная больших кошек начала ветвиться (с возникновением предков современных тигров и др.) примерно 2 млн лет назад.

Но палеонтологи отказались принять основанную на ДНК картину, отмечает Джули Микен, палеонтолог позвоночных из Университета Де-Мойна (США), специализирующаяся на плотоядных животных. «Нам нужен факт — окаменелость», — говорит она. И до последнего времени самым старым образцом большой кошки считались зубы возрастом 3,8 млн лет, а также фрагменты челюсти и черепа, найденные в Восточной Африке — не в Азии...

 

Реконструкция Panthera blytheae (иллюстрация Mauricio Antón).

В течение восьми лет палеонтолог позвоночных Джек Цзэн из Американского музея естественной истории и его коллеги искали окаменелости на холодном сухом Тибетском нагорье. В 2010 году группа обнаружила богатый ископаемыми участок в котловине Занда: 120 фрагментов более дюжины видов млекопитающих наполняли территорию площадью приблизительно один квадратный метр.

Среди конечностей вымерших антилоп, лошадей и носорогов исследователи откопали также несколько редких фрагментов — череп, несколько челюстей и зубы, которые, казалось, принадлежали кошке. Исходя из географических соображений, специалисты предположили, что это родственник приспособленного к холоду снежного барса. Вскоре выяснилось, что образцы принадлежат по крайней мере трём новым видам, жившим примерно 4–6 млн лет назад, то есть они древнее самой старой африканской находки.

Г-н Цзэн и его коллеги назвали один из этих видов Panthera blytheae — по имени дочери энергичных спонсоров Музея естественной истории округа Лос-Анджелес, с которым аффилированы некоторые из авторов. Животное, которое, по их мнению, является родственником снежного барса, — карлик по сравнению с современными львами и тиграми: масса его оценивается приблизительно в 20 кг, а габаритами оно примерно на 10% меньше снежного барса. Тем не менее древняя кошка обладает некоторыми чертами адаптированного к холодам хищника — например, широким лбом, под которым, по-видимому, находилась расширенная пазуха, где с каждым вдохом подогревался гималайский воздух.

Приятной неожиданностью называет гималайскую находку Эндрю Киченер, специалист по млекопитающим из Национального музея Шотландии, группа которого в 2011 году обнаружила в Китае примитивного тигра: «Оказывается, чтобы разгадать секрет происхождения больших кошек, надо было открыть для науки новую часть света».

 

Результаты компьютерного сканирования и фотографии черепа (изображение авторов работы).


Новую версию эволюционного древа построили, объединив геоэкологические характеристики костей P. blytheae с особенностями других окаменелостей, а также с данными о ДНК современных видов. Проведённый анализ отодвигает появление больших кошек ещё дальше в прошлое: по новой оценке, это произошло примерно 16,4 млн лет назад. Предел погрешности, впрочем, велик, предостерегает г-н Цзэн. Но ещё более важно, говорит он, что 6 млн лет назад (когда, как утверждало предыдущее исследование, большие кошки ещё не разделились) по крайней мере три отдельные линии, вероятно, уже бродили по Азии: в одну из них входят P. blytheae и снежный барс, в другую — дымчатый леопард, а третья ведёт к современному тигру. (Предки ягуаров и львов, скорее всего, возникли позже.) Учёные предполагают, что, когда движение литосферных плит подняло Гималаи, многие млекопитающие (не только большие кошки) получили возможность диверсифицироваться. Некоторые виды впоследствии разбрелись по континенту во время плейстоценового ледникового периода.

Молекулярный генетик Уильям Мёрфи из Техасского университета A&M (США), автор исследования 2006 года, рад тому, что его гипотеза о возникновении больших кошек в Средней Азии получила новое подтверждение. Но он скептически относится к утверждению, что P. blytheae — родственник снежного барса. Ему кажется ненадёжным делать такой вывод по малозаметным особенностям зубов, черепа и челюсти.

Г-н Мёрфи не исключает того, что P. blytheae является представителем более древней линии, которая независимо развила характеристики снежного барса и не оставила ныне живущих потомков. Если это действительно так, то большие кошки раскололись задолго до гималайского разделения. Единственный способ прояснить ситуацию — искать более полные образцы.


Источник: sciencemag.org

10-11-2013 | Просмотров: 4853
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать
Ещё по теме