D I S C O V E R Y
 

Загадка иконы Девы Марии Гваделупской

 

Впервые история Девы Марии из Гваделупы была достаточно подробно описана Луисом Лассо де ла Вегой в 1649 году. Уже тогда легенда приобрела все свои основные очертания и даже подробности. В 1531 году прошло 10 лет после завоевания империи ацтеков испанцами во главе с Эрнаном Кортесом. Прибывшие с конкистадорами католические священники сразу же начали обращать местное население в новую веру. При этом индейские алтари и капища безжалостно уничтожались.

 


Икона Девы Марии Гваделупской в храме Божьей Матери Гваделупской, Мехико, Мексика.

Среди самых почитаемых христианских святынь видное место занимает образ Богородицы, хранящийся в специально для него построенной базилике на окраине Мехико. Дева Мария Гваделупская изображена на достаточно большом куске ткани, предположительно представляющим собой накидку из волокон одного из местных видов кактуса. При этом образ почитается как чудотворный и считается нерукотворным (то есть картина не была написана человеком).

Впервые история Девы Марии из Гваделупы была достаточно подробно описана Луисом Лассо де ла Вегой в 1649 году. Уже тогда легенда приобрела все свои основные очертания и даже подробности. В 1531 году прошло 10 лет после завоевания империи ацтеков испанцами во главе с Эрнаном Кортесом. Прибывшие с конкистадорами католические священники сразу же начали обращать местное население в новую веру. При этом индейские алтари и капища безжалостно уничтожались.

Несмотря на жестокую политику завоевателей, обращение туземцев шло очень медленно. Индейцы крайне неохотно переходили в христианство, но даже после крещения продолжали отправлять свои древние культы. Нужен был какой-то толчок, желательно – чудо. И оно произошло.

Согласно легенде, Дева Мария явилась местному крестьянину по имени Куаухтлатоатцин (или Куаутлатоак). После крещения уже немолодой индеец получил новое имя Хуан Диего. В тот день, 9 декабря 1531 года, Хуан спешил в находящуюся в Тлателолько францисканскую церковь. Проходя мимо холма Тепейак, он услышал «неземную музыку» и увидел красивую молодую девушку. Согласно преданию, она не была похожа на белую европейскую женщину, имела темные почти черные волосы и смуглую кожу. Незнакомка представилась Девой Марией и сказала, что Хуан Диего должен убедить местного епископа возвести на холме посвященный ей храм. В таком случае она станет покровительницей всей страны.
Индеец тут же оправился к епископу и рассказал ему обо всем. Хуан де Сумаррага не поверил ему (как потом увидим, у него были более чем серьезные основания к этому). Тогда крестьянин вновь пошел на холм, где Мадонна подтвердила своё поручение и специально уточнила, что именно Хуан Диего должен выполнить эту миссию.
Теперь епископ уже более благожелательно отнесся к индейцу, но сказал, что ему нужен какой-то знак. Крестьянин уже в третий раз пошел на встречу с Девой. Ему было сказано прийти на следующий день и получить необходимое доказательство. Однако утром его дядю свалил внезапный недуг. Пришедший врач сказал, что сделать ничего нельзя, и нужно отправляться за священником.
Хуан Диего совсем забыл в этой суматохе об обещании, данном Мадонне. Но, проходя мимо холма, он вновь её увидел. Дева сказала Хуану, что его дядя уже совершенно здоров, а он сам может подняться на вершину холма и сорвать в качестве предназначенного для епископа знака несколько роз. Поднявшись наверх, крестьянин увидел, что прекрасные розы расцвели в середине декабря почти на голых камнях, где и летом не растет ничего, кроме сухих колючек. Индеец сорвал цветы, завернул их в накидку (тильму) и отнес к епископу.
Охрана сначала не хотела пропускать крестьянина, заставив его приоткрыть сверток и попытавшись достать цветы. Но розы оказались будто приклеены к ткани и не давались стражникам в руки. Когда Хуан Диего развернул тильму перед епископом, всем находившимся в зале помимо ярких кастильских роз открылось ещё более удивительное чудо – на ткани накидки возникло изображение Пресвятой Богоматери! В кратчайшие сроки, всего через две недели, на холме Тепейак была построена базилика, где и вывесили для всеобщего обозрения и поклонения обретенную святыню – образ Девы Марии Гваделупской.

Так гласит официальная христианская легенда. В 1990-м году Хуан Диего был причислен сначала к лику блаженных, а затем, в 2002 г., стал полноправным святым римской церкви.

А теперь попробуем разобраться в истории и попытаться вычленить правду. Сразу скажем, что все события происходили вблизи бывшей столицы ацтеков, Теночтитлана. Позднее именно здесь и возник город Мехико, один из крупнейших мегаполисов мира. А «Гваделупской» святыня прозвана в честь небольшого здешнего местечка Гваделупа (по преданию, Дева сама так себя назвала в разговоре с Хуаном Диего).

Самое первое точно зафиксированное упоминание чудотворного образа относится к 1556 году. Архиепископ доминиканец Алонсо де Монтуфар утверждал, что в часовне на холме Тепейак происходят чудеса. Прелат связывал этот факт с находящимся там изображением Девы Марии. При этом за год до того был произведен ремонт базилики.

В некоторых источниках упоминается, что именно тогда, в 1555 году, образ вообще впервые появился в тепейакской базилике. А сама часовня по другим известиям якобы существовала ещё в 1530 году, то есть до чудесного явления Девы Марии. Конечно, здесь вполне возможна ошибка в год-два, и следует понимать, что официально признанная церковью дата на самом деле может быть весьма условной.

В ответ на вышеприведенное высказывание Монтуфара последовало возражение от францисканского священника Франциско де Бустаманте. По словам последнего, излишнее прославление образа Мадонны из Тепейака может принести вред церкви, так как автором картины является местный индеец Маркос Сипак.

Так что же получается, все разговоры о нерукотворности образа – просто миф? Не будем торопиться. Стоит учитывать, что тогда между доминиканскими и францисканскими священниками развернулась нешуточная борьба, в которой могли применяться самые разные средства, включая и прямые подлоги.

Интереснее здесь для нас другой момент. Не возникает ни малейших сомнений, что и часовня на холме, и образ Гваделупской Девы Марии пользовались необычайно широкой популярностью у местных индейцев. И это – при том, что, как мы уже отмечали выше, туземцы вообще крайне неохотно принимали христианскую веру. Конечно, официальная версия приписывает этот факт чудесному явлению Девы. А что же могло произойти на самом деле?

Оказывается, на холме Тепейак до прихода испанцев существовало главное святилище одной из богинь ацтеков – Тонанцин. У разных индейских племен она имела также имена Сиуакоатль, Коатликуэ, Тетеоинан и др. Так вот, Тонанцин имела несколько ипостасей, в том числе «женщины-змеи», «матери богов», покровительницы рожениц и т.д. Довольно часто она изображалась с младенцем на руках. При этом Тонанцин была одним из любимых божеств простых крестьян, индейцы называли её «нашей матушкой».

После разрушения на холме Тепейак туземного святилища на том же месте была возведена часовня Девы Марии. В данном случае нам не очень важно – произошло это сразу вслед за уничтожением старого алтаря, или только после явления «чуда». Кстати, здесь уместно вспомнить явное недоверие епископа де Сумарраги к словам пожилого ацтека. Наверняка опытный францисканец сразу же увидел здесь подвох. Однако, по зрелому размышлению, скорее всего, решил, что игра стоит свеч.

А теперь – осталось только сравнить «нашу матушку Тонанцин», изображаемую с ребенком на руках, с образом Богоматери. Кстати, по-испански Деву Марию обычно называют Senora Nuestra, что в переводе означает «Наша Госпожа» (другие варианты – наша Дама, наша Леди и т.д., ср. со знаменитым собором Парижской Богоматери – Нотр-Дам де Пари). Получается практически точное соответствие и образа, и даже имени!

Разумеется, индейцы поклонялись Деве Марии из Гваделупы, на самом деле фактически продолжая отправлять свой древний культ матери богов Сиуакоатль. Кстати, в пользу столь простого и «приземленного» объяснения популярности гваделупской Богоматери у туземцев свидетельствует не только францисканский священник де Бустаманте. Доказательства этой версии можно найти и у самого Хуана де Сумарраги. Правда, только косвенные.

Дело в том, что от первого епископа Мексики осталось немало написанных им книг, писем, посланий. Многие документы носят следы его редактуры. И нигде он ни словом не упоминает о чудесном явлении Девы Марии! Хотя подобное чудо должно было стать для верующего католика самым главным событием в жизни. Более того, Сумарраге даже принадлежат слова о том, что ныне чудес не случается, так как в них сегодня просто нет нужды! Симптоматично, что столь реалистичные слова были сказаны прелатом церкви почти пять веков назад.

Так что же – церковное предание оказалась на поверку всего лишь легендой, мифом и – ничем более? Не все так просто. Дело в том, что уже в 20-м веке было проведено несколько экспертиз образа. И эти исследования принесли хотя и довольно противоречивые, но довольно таки неожиданные (если не сказать – сенсационные) результаты.

Сразу скажем, что точных данных, которым можно безоговорочно верить, у нас практически нет. Здесь на обычное замалчивание со стороны официальной науки и столь же традиционное преувеличение со стороны энтузиастов накладывается ещё и религиозная составляющая. В результате ученым как бы и не нужно ничего особенно опровергать – мол, многие ли из здравомыслящих исследователей поверят на слово «басням» священников?

Но, тем не менее, существуют отчеты как минимум трех независимых экспертиз ткани в период с 1947 по 1982 годы. При этом выводы экспертов довольно противоречивы. Так, биофизик Филипп Каллахан, проводивший исследования в 1979 году с применением инфракрасного излучения, считает, что изображение не несет никаких следов кисти и по своей структуре сходно с радужными рисунками на крыльях насекомых.
Существуют упоминания исследований, проводившихся нобелевским лауреатом химиком Рихардом Куном. Якобы он исследовал две окрашенные нити и не нашел на них никаких следов пигментов натурального происхождения. В то же время Хосе Соль Росалес в 1982 году утверждал, что ему удалось при помощи спектрального микроскопа выделить в составе краски частицы золота, «зеленой земли», сажи сосны.

Большинство экспертов утверждает, что полотно не несет никаких следов грунта, который обязательно должен наноситься на ткань перед краской. Все исследователи отмечают поразительную и ничем не объяснимую сохранность как самого материала, так и изображения. При этом ткань из волокон кактуса – крайне недолговечна и обычно за 20 лет совершенно приходит в негодность. Здесь же тильма хранится уже скоро 500 лет, причем первые как минимум 130 (по другим данным – около двухсот) она находилась не закрытая стеклом и подвергалась воздействию атмосферы, копоти свечей, прикосновений и поцелуев верующих.

Утверждается также, что в глазах Девы Марии отражаются фигуры нескольких людей. При этом при цифровом увеличение изображения в две тысячи раз якобы были получены четкие картинки сразу 13 человек. Разумеется, нарисовать такое в 16-м веке при известном нам уровне тогдашних технологий было совершенно невозможно. Однако здесь, опять же, возникает вопрос – насколько можно доверять получившим эти результаты исследователям, насколько они объективны и не ангажированы?


Источник: xperehod.ru

14-02-2014 | Просмотров: 4850
 
Комментарии Комментировать
 
Джефф 31-01-2017 15:01
Чудеса превыше ума
Комментировать