D I S C O V E R Y
 

Даурские степи: пульсирующие озера

 
Два соленых озера в Даурии «дышат», то пересыхая, то вновь наполняясь водой.

Я стою на песчаном дне посреди огромного степного озера Зун-Торей. Еще 15 лет назад на этом месте плескались соленые волны, в толще воды кишела жизнь, сотни тысяч пернатых наполняли криками простор.

Под моими ногами – палевый плотный песок. Порывы степного ветра поодаль, к югу от меня, поднимают в воздух клубы соленой пыли. А северней, ближе к холмам, за полосой  ила, легкий серебряный отблеск обозначает место, куда ветер отогнал остатки воды. Эта мелководная лужа площадью в пару квадратных километров – все, что осталось от былого величия Зун-Торея. Ее гоняет ветром по дну пологой чаши озерного дна, и водное зеркало сокращается день ото дня.


Высохшее дно Зун-Торея

Зун-Торей и Барун-Торей – два огромных соленых озера, расположенных вплотную друг к другу в Даурских степях на границе России и Монголии. Немецкий путешественник и естествоиспытатель Петер Симон Паллас, прошедший здесь более 200 лет назад, записал в своем дневнике: «Поверхность сего пространного низменного поля нарочито плоска и ровна, большею частию из хрящу и камню или из засохлого илу состояла… Все было в сие время сухо, и ничего, кроме бессочной травы и полыни, было не видно».

Палласу просто не повезло. Эти озера называют пульсирующими: годы, когда они полноводны, чередуются с периодами полного высыхания. Чередование ярко выраженных многолетних засушливых и влажных климатических периодов – уникальная особенность Даурии. Длительность этого цикла составляет около 30 лет.

Торейские «лужи»

«Когда в 1992 году мы впервые подъезжали к Торейским озерам, еще в степи мы увидели чаек, предвестников близкой воды, – рассказывает Вадим Кирилюк, в недавнем прошлом директор Даурского биосферного заповедника. – А затем открылись и сами озера, воздух над ним был наполнен криками птичьих стай. Осенью в период миграции общую численность разных видов пернатых здесь мы оценивали примерно в 6 миллионов». Во влажную фазу в Торейской трансграничной котловине насчитывается от полутора до трех тысяч озер. Этим богатством пользуются птицы во время пролета и сезона размножения. Здесь было замечено даже перекрытие осенней и весенней миграции: часть видов вплоть до конца июня летит на север, а уже с середины июля другие виды возвращаются из тундры обратно.

Невероятное богатство биоразнообразия Даурских степей и Торейской котловины обусловило создание здесь биосферного заповедника, вошедшего в число водно-болотных угодий международного значения (Рамсарская конвенция), а с 2017 года – еще и в список объектов мирового природного наследия ЮНЕСКО.

Эти озера называют пульсирующими: годы, когда они полноводны, чередуются с периодами полного высыхания.

Полноводные Торейские озера с вертолета; Даурский заповедник

Последний максимум уровня Торейских озер был отмечен в 1999 году. С тех пор идет постепенное высыхание. Озеро Барун-Торей в 2008 году высохло полностью, его несколько раз незначительно наполняли дожди, но сейчас на его месте – степь. Озеро Зун-Торей, изначально более глубокое, сейчас досыхает.

Как исчезает озеро? Сначала уходит вода, оставляя грязевые мелководья, обнажая каменистые участки. Природа не терпит пустоты: уже на следующий год эти пустоши начинают зарастать сперва околоводной, а затем галофитной (солелюбивой) и степной флорой. Серебристые осоки сменяются хрустящими солянками и багровой сведой, селитрянкой сибирской, степными злаками. Пояса растительности окаймляют высыхающее озеро широкими ободками разных оттенков зеленого, палевого и красного. С наступлением сухого периода растительные сообщества здесь становятся в целом беднее по видовому составу, и возможно даже образование пустынных участков с песчаными барханами.

Вслед за высыханием озер одни птицы меняют миграционные пути, другие переселяется на более удобные места гнездования. Поначалу, с исчезновением зарослей тростника эти места первыми покидают утки, лысухи, поганки и другие виды, которым нужно надежное укрытие. Затем, когда уровень воды достигает средних отметок, возникает уникальное сочетание глубины и солености, которое очень любит рдест гребенчатый – водное растение, напоминающее ковер с очень длинным ворсом. Этот рдест – излюбленный корм целой плеяды краснокнижных видов: гусей-сухоносов, даурских журавлей, стерхов. Численность этих птиц здесь сильно возрастает, но потом, увы, падает, потому что с дальнейшим высыханием озера рдесту становится здесь слишком солоно. Зато ему на смену на соленых мелководьях начинают массово размножаться водоросли-нитчатки. Кормиться ими летят утки-пеганки и нарядные рыжие огари. С падением уровня воды рано или поздно вымирает рыба, и тогда с мест снимаются те, кто держался дольше всех, – бакланы, чайки, цапли, чомги. Впрочем, по рассказам очевидцев, бакланы с трудом расставались с гнездовой колонией на Тореях и оказались способны на подвиг: родители летали за рыбой для птенцов за 60 километров в Монголию, на озеро Хух-Нур.

Весной на реке Улдзе

В период пересыхания меняются контуры пустынной, степной и лесостепной зон. Сухая зона степи наступает на лесостепь. Южная граница лесной зоны визуально отступает, выгорают леса, высыхают деревья, и на их месте воцаряются степные виды растений и животных.

Мудрость природы в том, что и в сухой период биоразнообразие на пульсирующих озерах не снижается – просто на смену животным и растениям, предпочитающим одни климатические условия, приходят другие – с другими экологическими запросами. Паллас, заставший озера сухими, был поражен невиданным обилием птиц: «Я… столько в это время имел работы, что за описанием многих натуральных редкостей, а особливо из царства животных.., насилу имел столько времени, когда мне есть и спать было можно. Наипаче получил я множество редких и новых птиц, которые нигде инде не виданы».

И сегодня, когда на месте Барун-Торея пасутся стада антилоп-дзеренов, а от Зун-Торея осталась лужица, здесь, буквально не сходя с места, можно видеть тысячные стаи гусей-сухоносов, дрофу, пять видов журавлей и многих других редких птиц. Даурский заповедник уникален. Здесь отмечено 15 видов, занесенных в Международную Красную книгу. При этом в сохранении пяти из них – гуся-сухоноса, реликтовой чайки, дрофы, даурского и черного журавлей – заповедник играет ключевую роль.

Но однажды все меняется. Новая фаза климатического цикла наступает с изменением годовой суммы осадков. Дожди, идущие на большой трансграничной территории, наполняют реки, реки приносят воду в озера. Улдза – большая река, длиной более 400 километров с большим по площади бассейном – главная водоносная артерия, есть реки поменьше. Вода может прийти очень быстро и поднять уровень сразу более чем на метр.

«В конце предыдущей влажной фазы, в 1998 году мы видели, как за два месяца осадки подняли уровень Торейских озер на полтора метра, – вспоминает Вадим Кирилюк. – По воспоминаниям очевидцев, в начале предыдущей фазы наполнения, в 1980-х, в течение ночи вода заполнила всю чашу озерного дна, отрезав от суши сельхозтехнику – на сухом дне озер косили сено. Технику выгоняли и вывозили сено уже зимой, в период ледостава».

Так отступает вода на Зун-Торее

Ученые Даурского заповедника с нетерпением ждут следующей фазы пульсации степной жизни. Сухой период близится к концу. Для наблюдений и научной работы здесь созданы все условия. Заповедный кордон Уточи, находящийся на узком перешейке между Зун- и Барун-Тореем, оборудован как международная научная биологическая станция, и можно  позавидовать тем, кто будет отсюда наблюдать, как меняется облик сухой степи, как на месте ковылей вновь вырастают тростники, как начинает наполнять их суетливая птичья братия, как вновь над молочно-лазурной водой засвистят тысячи крыльев, как все шевелится, звучит, живет. Сколько же осталось ждать?

«Сухая фаза, по наблюдениям разных лет, более длинная, чем влажная, по крайней мере, последние два цикла это так, – Вадим Кирилюк острожен в своих прогнозах. – Надо понимать, что существуют разные циклы, они разной продолжительности, их эффект как бы суммируется. По сумме осадков, например, ярко выражен четырех-пятилетний цикл. Другой, одиннадцати-двенадцатилетний цикл связан с солнечной активностью. Ретроспективно все хорошо видно на графиках, но строить точные прогнозы никто из нас не возьмется. Мы просто можем говорить, что вероятность того, что в этом году или в следующем озера начнут наполняться, повышается и с каждым годом она все выше. Сухая фаза должна вскоре закончиться. Мы ждем наполнения озер».

Пыльная буря на Зун-Торее

Экосистемная пульсация, вызывающая массовые переселения живых существ, обусловливает и перемешивание генетического разнообразия, повышает адаптабельность видов к природным лимитирующим факторам. В этом тоже заключается мудрость природы, Но человек этой мудростью, увы, не обладает. Когда его разрушительная деятельность – браконьерство, лесные и степные пожары, освоение нетронутых земель, фактор беспокойства – накладывается на динамичные природные условия, можно ждать серьезных потерь. Поэтому так отчаянно бьются экологи за расширение сети особо охраняемых природных территорий, поэтому так много времени Даурский заповедник уделяет работе на сопредельных территориях, в том числе и в Монголии. Сохранить уникальную природу Даурских степей и соленых озер можно только совместными системными усилиями.


Источник: nat-geo.ru

10-12-2019 | Просмотров: 482
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать