D I S C O V E R Y
 

Своим умом новокаледонские вороны обязаны глазам и клюву

 

Новокаледонские вóроны выделяются умом и сообразительностью даже среди прочих врановых, которые считаются интеллектуальной элитой пернатых. В отличие от грачей, галок и обычных ворон, новокаледонские вóроны способны использовать инструменты. Например, чтобы достать пищу, они могут взять в клюв палочку и произвести с ней какие-нибудь манипуляции.

 

Новокаледонский ворон орудует палочкой.

Новокаледонский ворон орудует палочкой. (Фото UoB University Graduate School.)

Использование инструментов обычно говорит о дополнительных возможностях мозга, и это в целом понятно. Но исследователи из Бирмингемского университета (Великобритания) полагают, что в данном случае дело вовсе не в мозге: просто новокаледонским вóронам повезло, скажем так, с лицом. Зоологи самым тщательным образом сравнили анатомию головы у разных врановых, включая новокаледонцев. У ворон, грачей, галок, как известно, глаза располагаются по бокам головы, но при этом перед ними есть область бинокулярного зрения. Так вот, оказалось, что у новокаледонских воронов эта область заметно больше, чем у других.

Новокаледонские вóроны, иными словами, лучше видят перед собой.

Второе, с чем им повезло, — форма клюва. Когда ворон берёт в клюв палочку, то её конец, который выступает впереди, попадает как раз в поле зрения птицы. Другой конец палочки выходит у основания клюва и упирается в щёку. Палочка держится ровно и крепко, не болтается ни влево, ни вправо, ни вниз, ни вверх. Благодаря особенному прямому клюву новокаледонские вóроны всегда держат инструмент перед собой в поле зрения (которое у них, как было сказано выше, ещё и довольно широкое). И именно благодаря этому птицы могут совершать весьма точные манипуляции — например, погружать прутик в небольшое отверстие.

Это ни в коей мере не повод усомниться в интеллекте новокаледонских воронов. Выводы зоологов следует интерпретировать так, что развитый мозг — это ещё не всё. Чтобы реализовать свои идеи, ему нужно подходящее тело. Возможно, в развитии мозга галки и грачи не уступают новокаледонским вóронам, однако их глаза и клюв не позволяют им проявить скрытые способности. Много ли мы сделали бы, имея глаза где-нибудь на запястье? Или хотя бы на локте? Мы можем так ловко манипулировать руками и инструментами потому, что видим их перед собой: очевидная вещь, над которой почти никто не задумывается. У птиц же глаза, которыми они наблюдают за работой, и клюв, которым они эту работу делают, чрезвычайно сближены. Из этого следует ещё один вывод (правда, не столь очевидный): не следует по одним и тем же критериям оценивать разумность существ, так сильно различающихся строением тела.



06-10-2012 | Просмотров: 4143
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать