D I S C O V E R Y
 

Отложения ушного воска у синих китов, напоминающие годовые кольца деревьев

 

В ХХ веке численность синих китов резко упала: к обычному бесконтрольному китобойному промыслу добавилось ещё и загрязнение среды, а многие молодые киты гибнут в обычных рыболовных сетях. Кроме того, сонары судов создают шум, который мешает китам слышать друг друга и ориентироваться в пространстве. Сейчас синих китов, по разным оценкам, насчитывается от 5 до 12 тысяч особей, и экологи, разумеется, стараются в мельчайших деталях узнать, как чувствуют себя эти крупнейшие животные.

Что касается химического загрязнения и его влияния на китов, то тут одним из главных источников информации для зоологов служит китовый жир, или китовая ворвань. Если кит столкнулся с каким-то химикатом, это вещество отложится в жире животного. Однако у ворвани есть, с точки зрения учёных, один недостаток: по ней нельзя сказать, когда именно кит плыл сквозь тот или иной химикат.

 

Отложения ушного воска синего кита. (Фото авторов работы.)

 

Но, как оказалось, историю жизни кита можно восстановить — для этого нужно лишь заглянуть ему в ухо и достать пробку из ушного воска. Эти пробки богаты жиром, но при этом они образуются чередующимися светлыми и тёмными слоями, подобно годовым кольцам деревьев. Каждое кольцо ушного воска соответствует примерно полугоду жизни кита. У синих китов такие пробки могут достигать 10 см, и после смерти животного они не разрушаются, что делает их особенно ценными для экологов. Ушной воск, как и ворвань, накапливает химикаты, а по тому, в каком кольце эти химикаты отложились, можно определить, когда кит подвергся их воздействию.

Саша Усенко из Университета Бэйлора (США) и его коллеги описывают на страницах PNAS состав ушного воска 12-летнего самца кита. Несмотря на свою короткую жизнь, он успел столкнуться с 16 органическими веществами-загрязнителями, включая пестициды и огнезащитные соединения. Исследователи полагают, что с большей частью этих веществ кит столкнулся, будучи ещё в утробе матери и при кормлении. Многие из таких соединений — к примеру, те же огнезащитные вещества — уже давно запрещены к производству и использованию, однако те из них, которые успели войти в пищевые цепи, могут крутиться в экосистемах десятилетиями.

 

Синий кит, кормящийся на скоплении криля. (Фото Richard Herrmann.)

Среди загрязнителей была также ртуть, которую ушной воск впитывал пять лет (с 5 до 10 лет жизни кита): за это время уровень ртути, которая повреждает мозг, поднялся в ушной пробке в два раза.

Кроме того, исследователи отмечают, что в ушном воске с момента наступления половой зрелости (примерно с 10 лет) увеличилось присутствие стрессового гормона кортизола. Впрочем, не совсем понятно, с чем это может быть связано: то ли самца преследовал регулярный стресс из-за полового отбора, то ли в этот период жизни животное столкнулось с какими-то стрессовыми антропогенными факторами.

Так или иначе, ушные восковые затычки китов оказались для зоологов и экологов буквально кладезем информации: они не только сообщают важные сведения о химическом составе среды обитания, но и дают знать о реакции организма на те или иные химические факторы. Сейчас авторы работы собираются проинспектировать около 1 000 музейных экспонатов на предмет отложений ушного воска, чтобы тщатель


Источник: baylor.edu

12-09-2013 | Просмотров: 2990
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать