D I S C O V E R Y
 

Симбакубва (лат. Simbakubwa kutokaafrika) - большой лев из Африки

 


Симбакубва (Simbakubwa kutokaafrika), в буквальном переводе с суахили — «большой лев из Африки» (simba ‘лев’, kubwa ‘большой’, kutoka ‘из’). Рисунок Маурицио Антона (Mauricio Antón) с сайта commons.wikimedia.org.

На реконструкции изображен симбакубва (Simbakubwa kutokaafrika), в буквальном переводе с суахили — «большой лев из Африки» (simba ‘лев’, kubwa ‘большой’, kutoka ‘из’). Однако это животное, обитавшее на Земле в раннем миоцене, около 23 миллионов лет назад, не было ни львом, ни даже представителем семейства кошачьих. Cимбакубва не был даже близким родственником современных плотоядных млекопитающих — он принадлежал к полностью вымершему отряду гиенодонтов (Hyenodonta, «гиенозубые»), который существовал на планете в течение большей части кайнозойской эры, начиная с раннего палеоцена (около 63 миллионов лет назад) и заканчивая поздним миоценом (около 9 миллионов лет назад).

Гиенодонты появились на Земле всего через несколько миллионов лет после массового вымирания, уничтожившего динозавров, и на протяжении всей своей эволюционной истории оставались достаточно примитивными животными, в конце концов уступив место своим более прогрессивным родственникам из отряда хищных млекопитающих. Однако их нельзя назвать «эволюционными неудачниками». На самом деле это были на удивление успешные плотоядные: они просуществовали на нашей планете около пятидесяти миллионов лет и расселились по огромной территории — их остатки находят в Евразии, Африке и Северной Америке. Всего отряд насчитывает десятки родов и сотни видов: среди гиенодонтов встречались и гиганты наподобие симбакубвы, и карлики размером не больше кошки, однако в среднем эти звери редко вырастали крупнее небольшой собаки и весили больше 15 килограммов. Экологически гиенодонты также были весьма разнообразны: некоторые мелкие виды обладали гибкими телами и длинными хвостами, напоминающими куньи, более крупные скорее походили на собак или выдр, а гигантские были похожи на огромных медведей и наверняка вели в чем-то схожий с ними образ жизни... за одним весомым исключением: все гиенодонты были сверхспециализированными хищниками, которые не могли питаться ничем, кроме мяса.


Сравнение размеров некоторых известных родов гиенодонтов. Слева направо: аптеродон (Apterodon), керберос (Kerberos), мегистотерий (близкий родственник симбакубвы, сопоставимый с ним по габаритам), диссофалис, масрасектор (Masrasector). Человеческий силуэт приведен для масштаба. Рисунок © artbyjrc с сайта deviantart.com

Связано это было, конечно же, со строением зубов этих животных, а именно с тем, что у гиенодонтов (по крайней мере, у всех ранних видов) зубы были адаптированы для того, чтобы резать, а не дробить, и поэтому эти хищники могли легко умертвить и выпотрошить свою жертву. Но как только дело доходило до обгладывания костей, не говоря уже об их разгрызании, гиенодонты оказывались не у дел. В результате они не так эффективно утилизировали туши задранных ими жертв, как современные хищники, и оставляли после себя много несъеденного мяса; при изобилии добычи такая расточительность покрывалась возможностью отыскать и убить новую жертву, но, как только количество животных, способных стать добычей гиенодонта, уменьшалось, этим зверям приходилось очень нелегко.

В какой-то степени негибкость зубного аппарата гиенодонтов компенсировалась его уникальной особенностью, не встречающейся у современных млекопитающих, — самозатачивающимися зубами, которые были остры и эффективны до глубокой старости. Дело в том, что, хотя зубы этих зверей постепенно стачивались, при этом они еще и поворачивались в челюстях: нижние зубы со временем начинали «смотреть» наружу, а верхние — внутрь. Благодаря этому они сохраняли тесный контакт даже в том случае, если зубная коронка оказывалась стерта почти до корней. При движении челюстей эмаль соседних зубов немного стачивалась, и зубы сохраняли остроту. Как результат, даже в глубокой старости гиенодонты не умирали от голода, лишившись способности резать мясо, — их челюсти оставались подобными лезвиям ножниц и были способны распотрошить жертву.


Прорисовка верхних челюстей двух особей гиенодона Hyaenodon crucians: слева — старое животное, у которого режущая кромка проходит по корням зубов, справа — молодое животное, зубы в нормальном положении, режущая кромка проходит по коронкам. Рисунок из статьи J. S. Mellett, 1969. Carnassial rotation in a fossil carnivore

Неудивительно, что с такими самозатачивающимися зубами гиенодонты были весьма успешными плотоядными, и на протяжении порядка тридцати миллионов лет — вплоть до наступления олигоценовой эпохи — они процветали по всему ареалу, обитая в основном в лесах и редколесьях. Тем не менее мир не может оставаться неизменным вечно, и по мере того, как климат Земли начал становиться холоднее, леса стали сменяться более открытыми пространствами — степями и саваннами, к обитанию на которых гиенодонты были адаптированы существенно хуже. В течение последующих миллионов лет их разнообразие неуклонно сокращалось, и именно тогда, словно предчувствуя скорый закат своей истории, эти животные породили по-настоящему гигантские формы, превосходящие по размерам любых наземных хищников того времени.

Симбакубва, бесспорно, относился именно к этой категории, и по самым скромным оценкам был сравним, а то и превосходил габаритами белого медведя. Впрочем, тем забавнее смотрится тот факт, что единственная известная окаменелость этого гиенодонта с 1970-х годов пылилась в архивах Национального музея Кении вместе с костями других доисторических млекопитающих, небрежно подписанная как принадлежащая неизвестному роду гиен. Лишь в 2019 году была опубликована работа с описанием симбакубвы, который оказался самым крупным плотоядным млекопитающим, обнаруженным на территории Кении, а возможно, что и всей Восточной Африки.


Левая половина нижней челюсти симбакубвы (внизу) в сравнении с черепом современного льва. Фото с сайта novataxa.blogspot.com

Поскольку от симбакубвы сохранилось не так много костей — лишь фрагменты черепа, несколько зубов и костей стопы, — все оценки размеров этого животного обладают некоторой приближенностью: чтобы оценить габариты находки, авторам исследования пришлось «обратиться за помощью» к другим, более полно сохранившимся скелетам гиенодонтов и современным хищным млекопитающим. Как итог, длина симбакубвы оценивается в 3,5–4 метра, высота в плечах — около 130 сантиметров, а вот масса заметно варьирует: от 500 килограммов на нижнем возможном пределе (столько же весит средних размеров белый медведь) до тонны в среднем и полутора тонн на верхнем пределе — а такого размера плотоядные млекопитающие сегодня живут разве что в море!

Дополнительное изучение сохранившихся косточек задней конечности животного также показало, что, несмотря на солидные габариты, симбакубва был довольно подвижным зверем: судя по строению его пяточной кости, этот гиенодонт был не стопоходящим, как медведь, и не пальцеходящим, как кошка, а полупальцеходящим — то есть при передвижении его стопа не опускалась полностью на землю, но и не была высоко поднята, а находилась в промежуточном положении, как у современных цивет. При такой постановке лап симбакубва был способен на стремительные, хоть и непродолжительные рывки, что характеризует его как засадного охотника, в этом отношении напоминающего крупных кошек.


Реконструкция симбакубвы с менее выраженным шерстным покровом: учитывая его солидный вес и теплую окружающую среду, вряд ли это животное нуждалось в надежной термоизоляции. Рисунок © Julio Lacerda из твиттера художника

Кто же мог служить добычей такому гиганту? Вероятно, это были не шустрые копытные, а существа более крупные и неповоротливые, не способные убежать от хищника, но обладающие крепкой шкурой и тяжелым костяком. К сожалению, фауна местонахождения симбакубвы на западе Кении всё еще плохо изучена, однако близкий родственник этого зверя, мегистотерий, живший примерно в ту же эпоху на севере Африки, существовал в окружении многочисленных родственников современных носорогов, слонов и гиппопотамов. Других хищников, способных справиться с добычей такого размерного класса, в те времена попросту не существовало, так что симбакубва и его родственники не испытывали сильной конкуренции и благополучно просуществовали на африканском континенте еще как минимум десять миллионов лет, наводя ужас на крупнейших из его обитателей.


Сцена нападения мегистотерия на продейнотерия, дальнего родственника современных слонов. Рисунок © Jagroar с сайта deviantart.com

Вопрос, который возникает при взгляде на это животное, звучит так: почему сегодня в Африке не живут гигантские хищные млекопитающие, способные в одиночку охотиться на взрослых слонов и носорогов? Ответов тут может быть несколько, но наиболее очевидным является то, что хищнику таких размеров, требующему солидное количество корма ежедневно, сложнее приспособиться к изменчивому окружающему миру — а закат существования гиенодонтов как раз известен тем, что климат Земли начал всё больше приближаться к современному и глобальное похолодание затронуло все регионы планеты, от тропических лесов до глубин океанов.

В результате, вдобавок к смене ландшафтов на более открытые и лишенные деревьев, многочисленные толстокожие великаны существенно убавили в разнообразии, тогда как на смену им пришли предшественники современных антилоп и зебр, к охоте на которых гигантские плотоядные млекопитающие приспособлены не были. Помимо этого, к тому времени по Африке широко распространились представители современного отряда хищных млекопитающих — более мелкие, быстрые и, что важнее, умные конкуренты примитивных гиенодонтов, способные сбиваться в стаи и охотиться на самую разнообразную добычу. Возможно, какое-то время потомки симбакубвы могли выживать на положении падальщиков, отгоняя от задранных жертв их законных хозяев. Но, увы, животному весом хотя бы в полтонны, да еще и не особо проворному, сложновато прокормиться остатками чужих трапез, так что, как только эти плотоядные гиганты утратили положение доминирующих хищников, их окончательное вымирание стало лишь вопросом времени.



25-08-2021 | Просмотров: 283
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать