D I S C O V E R Y
 

6 сценариев футуристических фильмов, опровергнутых наукой

 

Один из самых популярных жанров кино можно выразить словами «ВОТ КУДА МЫ ИДЁМ», и в подавляющем большинстве таких фильмов показываются страшные и в то же время впечатляющие катастрофы. Единственная проблема заключается в том, что многие голливудские сценарии будущих событий являются не только неправильными, но и прямо противоречащими научным данным.
Перенаселение заставляет научных фантастов трястись от страха, но реальное перенаселение не является проблемой
Есть целая категория постапокалиптических фильмов, в которых главным врагом человечества являются не зомби, чужие или киборги, а наши собственные гениталии. Поскольку планета в целом катастрофически перенаселена, то обезумевшие массы людей вынуждены бороться за семь оставшихся крошек еды и полкапли масла.
В качестве недавних примеров можно привести большой и наводнённый трущобами Мега-Сити один из «Судьи Дредда» или перенаселённое гетто размером с планету в фильме «Элизиум», но этот сюжетный мотив давно знаком по таким классическим фильмам, как «Зелёный сойлент», в котором правительство собирает толпы людей в мусоровозы и решает проблему нехватки продовольствия весьма нетрадиционным способом.
Идея того, что мы движемся к перенаселению, может казаться пугающе реальной для всех, кто когда-либо бывал в торговом центре, но эта проблема не является такой уж страшной, если ознакомиться с некоторыми данными. Такие экономисты, как Макс Розер, отмечают, что во всём мире уровни рождаемости, в сущности, уменьшаются. Сегодня среднестатистическая семья имеет от 1 до 3 детей, в противоположность 5 или 6 детям, которыми обзаводились наши сексуально озабоченные предки в 60-х годах прошлого века. Если верить истории, это (в сочетании с повышением модернизации, снижением уровней бедности и повышением уровней образованности во всём мире) означает, что размеры населения довольно скоро стабилизируются. Во время промышленной революции в Англии, когда условия жизни улучшились, а уровни смертности упали, семьям, которые привыкли иметь много детей, они были больше не нужны, потому что те дети, которых они успели завести, теперь переживали детство. Большое количество неожиданно выживших детей привело к резкому росту населения, для уменьшения которого потребовалось почти столетие, но в современных развитых странах этот процесс проходит намного быстрее. По прогнозам ООН, в ближайшие сто лет на Земле ожидается увеличение населения где-то до 10 или 11 миллиардов человек, а затем рост населения замедлится.
Можно сказать, что Земля уже и так сильно перенаселена. Однако вместе с ростом населения во всём мире так же быстро падали уровни бедности. Кроме того, замедление роста населения может принести столько же проблем. А признаки перенаселения, которые вы видите в новостях (голод, беженцы, массовая нищета и так далее) всегда имеют локальный характер и обусловлены гражданскими войнами, диктаторами или стихийными бедствиями. В то же время данные до сих пор были весьма однозначными: большее количество людей означает более высокие стандарты жизни.
Одна попытка создания «мирового правительства» привела бы к бесконечным спорам
В большинстве футуристических франшиз, которые не показывают картину полного кошмара, считается само собой разумеющимся, что первое, от чего человечество откажется в мире завтрашнего дня, будет идея границ. В качестве примера можно привести Объединённую Землю из «Звёздного пути», которая является всего лишь одним членом Объединённой федерации планет, Земной альянс из телесериала «Вавилон 5», во главе которого стоит один президент, избранный всем миром (средняя очередь на избирательном участке там, наверное, была размером с Гондурас), и, Соединённые Штаты Земли из «Футурамы», потому что даже в этом дурацком мультсериале считается нереальным, что к 3000 году не появится какое-нибудь объединённое правительство. И таких примеров немало.
Но насколько реальна эта перспектива? Вы только представьте, сколько времени потребуется только на выбор флага, не говоря уже о массе других вещей, которые необходимы для создания чего-то похожего на объединённое правительство. Во всяком случае, мы, кажется, движемся в противоположном направлении, как показывает Брексит и ряд активных сепаратистских движений во всём мире. И даже смертельная угроза, например, вторжение инопланетян, вряд ли сплотит соперничающие страны, во всяком случае, надолго, исходя из примера Холодной войны.
Клонирование не приведёт к повсеместному созданию банков человеческих органов и армий клонов. Скорее, наоборот, оно облегчит проблему этического выбора.
Клонирование редко является хорошей вещью в фильмах. Клоны почти всегда оказываются злыми существами, рабами или по непонятной причине похожими на Боба Фетта. Судя по таким фильмам, как «Луна» или «Обливион», в будущем главным применением клонирования будут манипуляции с каким-нибудь беднягой для использования его в качестве дешёвой рабочей силы.
Однако почти во всех этих фильмах клонирование понимается неправильно. Во-первых, когда учёные говорят о клонировании, они почти никогда не имеют в виду клонирование живого человека. Уровень репликации типа «овечки Долли» был бы чертовски сложным в применении к человеку, и, в сущности, из этого нельзя извлечь никакой выгоды. И это хорошо, так как это означает, что вместо сосредоточения на клонировании армии Томов Крузов или манипуляциях с ДНК для создания суперсолдат, исследователи ищут более практичные применения, например, сокращение очередей за донорскими органами.
В некоторых фильмах также показываются этические проблемы клонирования в медицинских целях. В частности, эти проблемы рассматриваются в таких фильмах, как «Не отпускай меня» и «Остров». В этих фильмах клоны выращиваются специально для получения органов при достижении ими определённого возраста. Но дело в том, что для получения органов нам не нужны живые люди. Учёные научились использовать стволовые клетки для выращивания органов и тканей, что может нанести сильный удар по чёрному рынку органов. Некоторые компании даже используют технологию клонирования для получения съедобного мяса без убийства животных, тем самым снижая выбросы парниковых газов и уменьшая уровень жестокости в наших сэндвичах.
Вместо превращения в жестокие смертельные игры, спорт становится менее жестоким
В киноиндустрии является общепринятым правилом, что если ваш фильм включает футуристические виды спорта, и вы не показываете в нём, как какого-то человека обезглавливают каким-то экстремальным способом, то вы теряете своих зрителей. Будущее спорта чётко показано в таких фильмах, как «Роллербол», «Смертельные гонки 2000», «Бегущий человек» и «Голодные игры»: жаждущие крови зрители будут требовать всё больше и больше жестокости, пока самым популярным в мире спортом не станет реальное убийство людей на экране.
Нам жаль развеивать вашу иллюзию, фанаты обезглавливания, но такой вариант развития событий кажется наименее вероятным, исходя из современных тенденций в реальном спорте. За пару десятилетий НФЛ (Национальная футбольная лига) перешла от неохотного признания того, что удары по голове, всё время наносимые игрокам, могут приводить к некоторому «дискомфорту», до выплат миллиардов долларов в качестве компенсаций за сотрясения мозга. По мере осознания общественностью этой проблемы футбольные правила менялись в плане защиты здоровья игроков (и карманов НФЛ). Та же ситуация наблюдается и в других видах спорта. Ранние баскетбольные игры, в сущности, представляли собой обычные уличные потасовки. Даже хоккей стал менее жестоким. В конце 80-х годов на каждую игру НХЛ (Национальная хоккейная лига) приходилось в среднем 1,3 драк, но благодаря изменению правил и уменьшению числа хулиганов, этот показатель совсем недавно снизился до 0,34 драк.
Некоторые из вас могут с этим поспорить, приведя в качестве примера MMA (Смешанные боевые искусства). Конечно, всё большему и большему числу людей нравится смотреть, как жилистые, покрытые татуировками люди бьют друг друга ногами по голове, но UFC (Абсолютный бойцовский чемпионат) и здесь за многие годы ввёл массу новых правил безопасности.
Узнавая об опасностях повторяющихся травм, и зрители, и игроки всё больше отказываются от жестокости в спорте. Родители вряд ли будут позволять своим детям играть в жестокие игры, и сами спортивные организации принимают серьёзные меры по обеспечению своей правовой и финансовой безопасности.


 

Нас заменяют не отвратительные человекоподобные роботы, а скучные машины, которые облегчают нашу работу
Одним из тонких способов, с помощью которых опытные кинорежиссёры дают нам понять, что действие фильма происходит в будущем, является показ роботов, которые подметают улицы или прочищают туалеты и так далее. По сюжетам научно-фантастических фильмов, мы входим в эпоху, когда все работы будут выполняться похожими на людей кусками металла (или, в самом крайнем случае, компьютерами с человеческими голосами).
В реальной жизни машины уже замещают нас на некоторых работах, но это является слишком банальным и не интересным для показа на экране. Однако робокопы не лишают работы 12 тучных полицейских. Они теряют работу, потому что новые программно-аппаратные комплексы могут мгновенно выполнять триллион вычислений и заменять собой ручной труд множества людей с намного меньшими затратами. Появление беспилотных автомобилей также может сказаться на пяти миллионах американцев, которые возят людей и/или грузы. Здесь стоит также упомянуть о том, как Amazon помогла уничтожить розничную торговлю, или о том, как автоматы самообслуживания могут лишить работы сотрудников системы фастфуда.
Инициатором «восстания машин» могут стать тупые алгоритмы, а не начавший «мыслить» гениальный суперкомпьютер
На протяжении десятилетий поп-культура предупреждала нас о том дне, когда человечество надоест машинам, и они сотрут его с лица Земли. В кино это обычно случается, когда какая-то совершенная компьютерная система начинает мыслить и, следуя своей безупречной логике, решает, что мир терминаторов будет лучше.
Однако в реальной жизни, если мы верим в атаки искусственного разума, их следует ожидать не со стороны гениальных суперкомпьютеров с умственными способностями 5000 Стивенов Хокингов, во всяком случае, не в ближайшем будущем. Нет, всё может быть намного прозаичнее.
Например, возьмём фондовый рынок. Всё больше и больше торговля на этом рынке поручается алгоритмам, которые могут автоматически выбирать стратегии и мгновенно покупать и продавать ценные бумаги, оставляя живым трейдерам больше времени на свои дела. Эти алгоритмы даже могут самостоятельно развиваться и переписывать себя на основе результатов своей работы.
Один британец вмешался в работу автоматизированных трейдеров и создал волновой эффект, который вызвал кратковременный обвал фондового рынка. В 2012 году одна американская фирма за три четверти часа потеряла 440 миллионов долларов из-за какой-то глючной программы. Во всех случаях начальная ошибка быстро усиливалась самообучающимися алгоритмами. А что же произойдёт, если эти быстро развивающиеся программы настолько далеко зайдут в своих автоматических оценках, что начнут разрушать нашу экономику, действуя по какой-то деструктивной, только им понятной логике? При этом следует учитывать, что подобные алгоритмы внедряются повсюду.
По мере роста автоматизации и наделения машин способностью выходить за рамки своих исходных программ мы будем становиться всё более уязвимыми для таких «революций» роботов, которые в действительности являются всего лишь невероятно сложными программами, принимающими решения с такой умопомрачительной скоростью, что никакой человек не успевает их полностью понять.



20-08-2017 | Просмотров: 408
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать
Ещё по теме