D I S C O V E R Y
 

Странные примеры того, что эволюция человека происходит прямо сейчас

 

Несмотря на всё, что говорят вам ваша бабушка и ваш пастор, эволюция существует и, что более важно, всё ещё продолжается. Конечно, у человечества нет шансов развить дополнительную руку в ближайшее время, но есть ряд крутых мутаций, которые дают целым народам необычные суперспособности. Например...

6. Прото-человеческий ген позволяет тибетцам нормально дышать на высоте 4000 метров

От буддистов до ханьцев, китайцев и даже нацистов, люди во всём мире всегда подозревали, что в Гималаях существует определённая магия – они думали, что в крови тибетцев есть что-то особенное. Если вы живёте на высоте 4000 метров, вы должны отличаться от остального мира. Но с медицинской точки зрения, дело не в их крови.

Жизнь на Тибетском плато, фактически «крыше мира», может показаться настоящим проклятьем. При таком низком давлении воздуха вода закипает при странной температуре, рис остаётся сырым, и вы не можете правильно поглощать кислород, что приводит к головокружению, усталости, головным болям и смерти. К сожалению, лучший способ для тела компенсировать недостаток кислорода – сгущать кровь, чтобы больше его перекачивать, но нам не нужно говорить вам, что свёрнутая кровь имеет тенденцию быть довольно фатальной для вашего сердца и мозга. В результате многие высотные обитатели меняются и формируют свои тела, чтобы уменьшить пагубное воздействие. Но тибетцам не нужно выращивать дополнительные лёгкие или другие органы, чтобы справиться с ситуацией. Вместо этого они генетически эволюционировали, чтобы подстраиваться под недостаток кислорода.

EPAS1 – это редкая генная мутация, которую иногда называют «геном суперспортсмена», поскольку она позволяет людям работать в условиях сильной физической нагрузки, не потея при этом. Полученная от древних вымерших видов людей, называемых Денисовскими людьми, тибетская мутация EPAS1 настолько эффективна в транспортировке кислорода, что заставляет их эффективно не обращать внимание на ничтожные 60% уровня кислорода в климате. Это означает, что тибетцы – единственные люди, чьему телу не нужно приспосабливаться к жизни на такой большой высоте, где даже у птиц кружится голова, что приводит к невероятному телосложению и силе по сравнению с альпинистами, привыкшими испытывающими недостаток кислорода.

Ещё более впечатляющим является то, что эта генная мутация в настоящее время касается 87% тибетской популяции и началась только в последние 2750 лет, то есть когда их популяция раскололась с местными ханьцами, у которых практически нет этой мутации. Это делает EPAS1 «самым быстрым изменением, касающимся мутаций у людей за всю историю».

5. Мягкие продукты повлияли на наши рты, чтобы мы могли произносить звук «ф»

Когда дело доходит до движущих сил эволюции, не болезнь или климат или большие страшные тигры сформировали нас как вид. Безусловно, пища, которую мы запихивали в наши пищеводы, оказала большее влияние на организм человека (от нашего мозга до нашего тела), и – самое главное – на нашу способность ругать друг друга.

Ещё около 35 лет назад лингвисты (и, если честно, мы), считали, что в течение последних 300 тысяч лет люди могли общаться так же, как мы сегодня. Ну, по крайней мере, с физической точки зрения. Человеческий рот не изменился. Тем не менее, в 1985 году лингвист Чарльз Хокетт утверждал, что наши предки-неолиты дольше всего не могли произносить звуки «ф» и «в», которые содержатся в одних из самых необходимых для ругани английских словах.

Оказывается, рты наших любящих мясо предков были сформированы так, что верхние резцы опирались на нижние, что отлично подходит для того, чтобы впиваться в гнойную тушу антилоп гну, но делает невозможным формирование звуков, известных как лабиодентные согласные. Попробуйте выровнять все зубы в один ряд и сказать: «Victoria fried a fresh fish in a vat of fat.». Поздравляю, вы только что звучали как смешной пещерный человек.

Так что же изменилось? Пища. Хокетт впервые заметил, что эти лабиодентные звуки были более распространены в обществах, которые потребляли большое количество мягкой пищи. Но когда большая часть человечества перешла к земледелию, необходимость жевать бизоний зад целую неделю отпала. Со временем нижняя челюсть начала уменьшаться и развивать прикус – идеальное положение зубов для того, чтобы сказать кому-то, куда он должен пойти.

4. Баджо легко могут задерживать дыхание на 13 минут

Фильм «Водный мир» научил нас одной вещи (и не только одной): если вы проведёте достаточно времени в океане, вы непременно станете частью рыбы. Но, безусловно, было бы более разумно, если бы мы превратились в водных млекопитающих, не так ли? По крайней мере, именно это случилось с баджо, людьми, которые настолько хорошо приспособились к жизни в воде, что теперь они фактически частично дельфины.

Сказать, что баджо родом из Юго-Восточной Азии было бы неправильно. Было бы точнее сказать, что они родом из Тихого океана, поскольку их ноги едва касаются чего-либо, кроме деревьев и воды. На самом деле за последние 1000 лет люди баджо провели так мало времени на суше, что у них появляются тошнота и головокружение. И благодаря своему водному образу жизни, они являются первыми людьми, которые развили гены, адаптирующиеся к существованию в H2O, что позволяет им видеть под водой вдвое лучше, свободно погружаться на глубину более 60 м и проводить целых 13 минут под водой, задержав дыхание.

Способность свободно заниматься дайвингом позволила баджо спокойно существовать в море, и у них есть орган, который стоит поблагодарить за это: селезёнка. Когда неуклюжий земной человек погружается в воду, биение его сердца замедляется, периферические сосуды сжимаются, чтобы сохранить кровь в жизненно важных органах, а селезёнка сокращается, чтобы обеспечить кровь дополнительным кислородом.

Селезёнка баджо огромная, и это не для хвастовства. Учёные предполагают, что это связано с тем, что они развили уникальный ген под названием PDE10A, который регулирует уровень гормонов щитовидной железы, что, в свою очередь, влияет на размер их селезёнки. Это делает их кислородный насос на 50% больше, чем у обитателей суши, и они больше похожи на (других) морских млекопитающих. Это позволяет их крови быть чрезмерно насыщенной кислородом, с его колоссальным избытком в 9%.

3. Австралийские аборигены имеют ген метаболизма, который позволяет существовать в экстремальных температурах

Когда дело доходит до жары, наши тела немного становятся похожи на наших мам. Они строго контролируют нашу температуру, немедленно замечают любые изменения и бесятся, если становится слишком жарко, например, когда у нас поднимается температура или мы падаем в вулкан. Но это не касается питьянтьятьяр. Благодаря генетической мутации, эти независимые австралийские аборигены взяли под контроль свой внутренний термостат.

Самым распространённым заблуждением относительно пустынь является то, что там всегда жарко. Но обжигающий воздух, который заставляет вас потеть в течение дня, превратит ваши косточки во фруктовый лёд ночью. Так что у бродящих по континенту (18% которого находится в пустыне) питьянтьятьяр было два варианта выживания: либо возить повсюду два шкафа с сезонной одеждой, либо сказать своим телам, чтобы они привыкали. Таким образом, на протяжении бесчисленного количества поколений, живущих в этих экстремальных климатических условиях, они открыли полезную мутацию, которая позволяет им лучше контролировать высвобождение тироксина, гормона, который влияет на обмен веществ и запускается температурой тела. Слишком жарко, и обмен веществ ускоряется, чтобы справиться с тепловым истощением. Слишком холодно, и метаболизм опять ускоряется, чтобы заставить вас дрожать всю ночь.

Благодаря своей мутации, питьянтьятьяры могут просто сказать своему тироксину остыть, чтобы иметь возможность выживать в самых экстремальных климатических условиях. Исследование, проведённое в 1958 году, показало, что аборигены могут с комфортом перемещаться весь день во время жары, а затем спокойно спать ночью на улице. При нулевой температуре. В обнажённом виде. Более поздние исследования показали, что не только питьянтьятьяры, но и половина австралийского коренного населения, имеют мутации метаболизма, которые позволяют не только выживать им в экстремальных температурах как снаружи, так и внутри, но и удерживают организм от перегрузки во время лихорадки, что делает взрослых аборигенов (и, что более важно, детей) способными лучше бороться с последствиями инфекции и воспаления. Если мир начнёт вымирать из-за глобального потепления, возможно, именно за этой группой людей нам нужно будет пристально следить.

2. Каннибалы фора становятся невосприимчивыми к таким расстройствам мозга, как слабоумие

В середине двадцатого века жители Папуа – Новой Гвинеи фора начали страдать от таинственной болезни, которую они называли куру. Куру была кошмаром наяву, заставляющим страдальцев биться в конвульсиях и нести бред, прежде чем через несколько месяцев умереть ужасной смертью. На пике в конце 1950-х годов куру ежегодно убивала 2% несчастного населения фора.

Стоит, вероятно, упомянуть, что в то время фора были ненасильственными каннибалами, поскольку они ели плоть и мозг своих покойных соплеменников в рамках религиозных праздников, потому что они могли уходить в другой мир, только когда их близкие… съедали их. И, как выясняется, один из членов племени стал обладателем буквально одного на миллион шанса заболеть спонтанно развивающейся болезнью Крейтцфельдта-Якоба. Поэтому то, что последовало за этим, было не чумой, а самым ужасным случаем самоотверженного пищевого отравления. Несчастные фора умирали от болезни мозга, а другие ели их мозг... и умирали от болезни мозга... тогда другие фора ели их мозг и так далее.

Когда они начали понимать всё это, племя прекратило тысячелетнюю традицию поедания своих мёртвых дядюшек, но прошло уже достаточно времени, чтобы произошла мини-дарвиновская адаптация. Всё больше и больше фора начали развивать ген под названием G127V, который сделал их невосприимчивыми к болезни куру. Это не особенно ценно в мире пост-куру, но оказывается, что G127V работает со всеми прионными болезнями, делая фора единственными людьми в мире, которые имеют какую-либо защиту от определённых триггеров деменции. И некоторые учёные теперь полагают, что этот ген может открыть потенциальное лечение и, возможно, даже излечить болезнь Крейтцфельдта-Якоба и подобные состояния, приводящие к потере разума – если мы когда-нибудь выясним, как именно работает G127V.

1. Крошечная кость, которая сковывает наши колени, появляется снова

В эволюции есть термин, называемый рудиментарностью, когда существа не могут избавиться от определённых частей тела, несмотря на то, что они бессмысленны и/или даже превратились в проблему. Но не существует термина для того, чтобы назвать глупую часть тела, от которой мы почти полностью избавились, но она внезапно возвращается, чтобы снова оказаться в медицинских учебниках.

Фабелла (в переводе с латыни fabelle – «маленькая фасоль») принадлежит к семейству сесамовидных костей, которые встроены в сухожилия, такие как коленная чашечка. Но в отличие от полезной коленной чашечки, эта кость – просто её часть. Она не имеет полезных свойств для колена, и, что ещё хуже, исследователи связывают её с такими проблемами в колене, как постоянная боль и снижение подвижности. Кроме того, она вдвое чаще встречается у людей, страдающих остеоартритом, что просто «здорово», поскольку она мешает врачам выполнять операции по замене коленного сустава.

Хорошей новостью является то, что на протяжении тысячелетий люди избавлялись от этой блокирующей колено кости. Но, основываясь на данных более чем 21000 исследований, проведённых на коленях человека за последние 150 лет, маленькая засранка, кажется, возвращается. Более ста лет назад не очень-то приятная кость была только у примерно 11% населения. Но более поздние исследования показали, что в период с 1918 по 2018 год её присутствие увеличилось более чем в три раза, и в настоящее время до 39% людей страдают от этого, казалось бы, бессмысленного кусочка кальция.

Мы говорим, казалось бы, потому что наука не совсем уверена, в чём смысл этой кости. Поскольку все думали, что эта часть колена покидает нас, мало исследований было проведено в этом направлении. Таким образом, мы не знаем наверняка, что делает фабелла или даже что вызывает её появление. Наше лучшее предположение заключается в том, что она вернулась благодаря сочетанию современных норм питания и усиленному сидячему образу жизни, что делает нас такими толстыми, что, возможно, наши колени решили, что им нужны все кости, которые они могут развить, чтобы не прогибаться под весом наших массивных тушек. О, нет, наши тела готовятся к сценарию «WALL-E»?



29-03-2020 | Просмотров: 278
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать
Ещё по теме