D I S C O V E R Y
 

Венюковия (лат. Venyukovia prima)

 


На рисунке изображена венюковия (Venyukovia prima)

Венюковия (Venyukovia prima) — представительница одноименного семейства из подотряда аномодонтов («страннозубые»), одного из наиболее процветавших в отряде терапсид. Именно к этому подотряду относятся дицинодонты, и уже потому аномодонтов можно с уверенностью назвать самой успешной терапсидной группой из когда-либо существовавших. Дицинодонты возникли на планете в среднем пермском периоде, а исчезли только в конце триаса, спустя почти семьдесят миллионов лет (дольше удалось продержаться только цинодонтам, прямым предкам млекопитающих), при этом достигли огромного разнообразия размеров — от существ не больше крысы до лисовиции, что была размером со слона, — и заселили все континенты, от Африки и Южной Америки до Австралии и Антарктиды.

И не так-то просто представить, что начало этой великой династии терапсид положили непримечательные существа, такие как венюковия, обитавшая на территории Восточной Европы порядка 267 миллионов лет назад. Голотип этого животного — обломки нижней челюсти, собранные профессором Петроградского горного института Павлом Николаевичем Венюковым в отвалах медных Каргалинских рудников в районе Оренбурга, — был в 1908 году передан выдающемуся русскому палеонтологу Владимиру Прохоровичу Амалицкому («отцу» саблезубой иностранцевии), который в 1922 году официально описал новый род. Что примечательно, сам Амалицкий посчитал венюковию древним млекопитающим («Venyukovia n. gen., являющаяся, возможно, одним из древнейших млекопитающих...»), а всё «благодаря» торчащим вперед и заметно сточенным нижним резцам животного, похожим на долотообразные резцы грызунов. В 1935 году были найдены остатки (часть черепа с зубами) ближайшей родственницы венюковии — улемики (родство установили по строению зубов, схожем у венюковии и улемики). После этого Иван Антонович Ефремов, известный палеонтолог и писатель-фантаст, установил принадлежность животного к терапсидам. Впрочем, Ефремов тоже не избежал некоторых ошибок: он посчитал венюковию представительницей растительноядных дейноцефалов, более примитивной группы терапсид по сравнению с аномодонтами. Лишь значительно позже, в 1956 году, таксономическая справедливость была восстановлена палеонтологами Дэвидом Уотсоном и Альфредом Ромером (Alfred Romer), и венюковия заняла свое законное место в основании подотряда аномодонтов.


Реконструкция нижней челюсти венюковии: а — передние зубы, вид спереди, b — передние зубы, вид сзади. Рисунок из книги И. А. Ефремов, 1954. Фауна наземных позвоночных в пермских медистых песчаниках Западного Приуралья

К сожалению, из-за крайней фрагментарности обнаруженных остатков о венюковии до сих пор мало что известно, и большую часть сведений приходится извлекать из описаний ее ближайших родственников и других примитивных терапсид. Длина черепа животного оценивается в 10–12 сантиметров, общая длина тела составляла около 70 сантиметров — венюковия была размером с енота. Особенно примечательно это животное своими зубами: резцы у венюковии были долотовидные, а щечные зубы — более массивные, с широкими, сильно стертыми коронками. Вероятно, хотя венюковия и не могла полноценно пережевывать пищу, она раздавливала ее перед тем, как глотать. Возможно, эти животные питались мягкой сердцевиной растений с твердой оболочкой (напоминающих современные саговники или кактусы), а также некрупными беспозвоночными, например жуками и моллюсками. В пользу последнего предположения говорит и некоторое сходство массивной нижней челюсти венюковии с челюстью современного моржа, которому подобная анатомия позволяет дробить раковины о верхние зубы, как молот о наковальню.

Еще одна любопытная особенность строения венюковии — своеобразные ямки на нижней челюсти, схожие с такими же ямками на челюстях хищных дейноцефалов, например титанофона. При смыкании челюстей в эти ямки входили клыки верхней челюсти, но, разумеется, упирались не в саму кость, а в покрывающие ее ткани — десну и, предположительно, прочный роговой эпителий, что формировал защитный чехол на челюстях животного. В дальнейшем такой чехол мог преобразоваться в своеобразный «черепаший клюв», с помощью которого дальние родственники венюковии, дицинодонты, срезали растительность, после чего перетирали ее об ороговевшее покрытие неба. Также возможно, что сходство в строении черепов венюковии и дейноцефалов является доказательством прямой эволюционной связи между родственниками титанофона и аномодонтами, тогда как венюковия представляет собой некое «промежуточное звено».


Реконструкция внешнего вида венюковии. Рисунок © Дмитрий Богданов с сайта ru.wikipedia.org

Естественно, венюковию нельзя считать прямым предком дицинодонтов — ведь во времена ее существования на территории Южной Африки уже появились первые примитивные дицинодонты, например эодицинодон (Eodicynodon oosthuizeni), — однако она дает неплохое представление о том, как выглядели эти загадочные животные еще в те времена, когда на Земле безраздельно царствовали дейноцефалы, и не думавшие уступать кому-либо свое главенство. И, кто знает, если бы не смена климата около 260 миллионов лет назад, которая привела к осушению бесконечных речных равнин и исчезновению большинства крупных дейноцефалов — не остались ли бы родственники венюковии лишь горсткой мелких пожирателей растительности, ютящихся под боком у подлинных хозяев нашей планеты?



10-02-2021 | Просмотров: 120
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать