D I S C O V E R Y
 

Большой индийский калао, или большой индийский носорог, или двурогий калао, или калао, или гомрай (лат. Buceros bicornis)

 


Большой индийский калао, или большой индийский носорог, или двурогий калао, или калао, или гомрай (лат. Buceros bicornis) – самая крупная птица из рода двурогих птиц-носорогов семейства птиц-носорогов, длина тела которой достигает 1,5 м.

 

Обитают двурогие калао в кронах деревьев влажных тропических лесов. Их ареал растянут от западной части Индии до востока Таиланда, и дальше через полуостров Малакка до южной оконечности острова Суматра. Эти огромные птицы обожают верхушки вечнозеленых деревьев, где круглый год можно найти сочные и сладкие плоды.


Больше всего индийских носорогов привлекают спелые фиги, так как они содержат много сахара и доступны в любой сезон. Для того чтобы сорвать их, птицы ловко перепрыгивают с одной ветки на другую и пускают в ход свой великолепный клюв. Иногда они срывают фрукты прямо в воздухе, подбрасывают их вверх и проглатывают на лету. Очень редко спускаются на землю, чтобы полакомиться падалицей.


Чаще всего они летают парами или небольшими группами между ветвей, надеясь отыскать что-нибудь съедобное. При этом калао довольно громко «переговариваются» при помощи раскатистого рева или оглушительного кудахтанья, так что не заметить их практически невозможно.


Однако самой интересной особенностью больших индийских носорогов можно считать способ их размножения. Дело в том, что самки калао настолько заботятся о своих птенцах, что в буквальном смысле замуровывают себя, только бы обезопасить малышей от прожорливых змей или настырных обезьян.


Строить гнездо двурогие калао начинают тогда, когда земля становится достаточно влажной. Для этого пара выбирает подходящее дупло на высоте от 18 до 25 метров. Самка забирается внутрь и начинает закупоривать вход при помощи материала, который ей приносит самец. В ход идут комки земли, мякоть фруктов и веточки. Все это самка щедро скрепляет собственным пометом. Засыхая, конструкция становится достаточно прочной.


Заботливая мамаша оставляет только крохотное отверстие, через которое ее супруг приносит ей и птенцам еду. К слову, самец двурогого калао не менее самоотвержен, чем его партнерша: он так усердно добывает пищу для своей семьи, что к концу сезона становится довольно жалким и тощим.

 


А вот самка меняет свое оперение прямо в гнезде и выходит оттуда еще более яркой и красивой. До момента «освобождения» проходит 2-3 месяца. За это время она успевает снести 1-2 яйца, высидеть их и выкормить птенцов с помощью своего партнера. Подросшие малыши выходят вслед за матерью через разбитую стену и начинают учиться летать.


Конечно, такую необычную птицу местные жители не могли оставить без внимания — большие индийские носороги участвуют во многих ритуалах туземцев. Интересно, что находят их по растениям, которые вырастают под деревьями, где живут калао: самка выбрасывает из гнезда мусор, в том числе и не переваренные семена, которые вскоре прорастают. Наблюдательные туземцы по величине этих трав определяют возраст птенцов и точное время, когда их можно забрать от матери. Продолжительность жизни двурогих калао в неволе составляет около 50 лет.

Двурогий калао распространен по высоким лесистым местностям Индии, от крайнего юга до Гималаев и от Малабарского берега до Ассама, Аракана, Тенассерима, Бирмы и Малайского полуострова, впрочем, встречается и на Суматре. По словам Жердона, он живет в Индии на горных склонах до 1500 м над уровнем моря, большей частью парами, реже небольшими стаями; по Ходжсону, которому принадлежит мастерское по форме и содержанию описание местонахождения и образа жизни этой птицы, он населяет все горные цепи между Харидваром на западе и Ассамом на востоке, однако проникает, следуя по бассейнам рек, далеко в глубь гор, но в таких случаях держится исключительно в долинах и никогда не забирается на голые вершины соседних гор.

Художественно и сжато описывает Ходжсон местожительство и образ жизни двурогого калао. Птица эта преимущественно выбирает для своего местопребывания открытые и заросшие чащи, если таковые находятся среди лесов поблизости рек. Она живет общественно и настолько же характерна спокойными привычками и движениями, как и самоуверенностью и достоинством. На вершинке какого-нибудь высокого дерева фантастической формы видишь крупных, удивительных и полных сознания собственного достоинства птиц, сидящих по часу неподвижно, подогнув и почти спрятав между крыльями шею и прижавши живот к самым пяткам.

 

При случае одна из них слетает, обыкновенно в сопровождении одного или двух товарищей, и, пролетев короткое расстояние, садится на другое высокое дерево. Насколько мог наблюдать Ходжсон, калао никогда не опускаются на землю и не садятся хотя бы на низкое дерево. Обыкновенно 20 или 30 таких птиц сидят в непосредственной близости, шесть или восемь на одном и том же дереве, конечно, если оно велико, и здесь они проводят по часу с невозмутимостью и достоинством судей, время от времени издавая полуподавленный крик, столь же странный, как их фигура и манеры. Эти крики напоминают кваканье огромной лягушки и лишь немного громче его.


Все остальные наблюдатели в существенных чертах согласны с этим описанием; однако Жердон замечает, что он никогда не видел ни в южной Индии, ни в Сиккиме стай более чем из пяти и шести штук, да и самих птиц видел только изредка. Он характеризует двурогого калао вообще как спокойное существо, которое лишь время от времени испускает низкое, но не громкое карканье, при этом прибавляет, что в том случае, когда птицы сидят компанией, он вовсе не слыхал, чтобы они издавали грубые и неприятные звуки.

Ходжсон полагает, что калао можно считать исключительно плодоядной птицей. «Что он бывает таковым, по крайней мере в известное время, — говорит этот автор, — это вне всякого сомнения, так как желудки пяти или восьми птиц, которых я убили исследовал в январе или феврале, заключали в себе исключительно плоды священных смоковниц.

Все наблюдатели заметили, что калао питается плодами этого дерева и фигами вообще, как дикими, так и растущими в садах, предпочитая эту пищу всякой другой. Однако они не ограничиваются только фигами, но при случае едят и другие плоды». Для плодовых садов, по словам Гюрнея, калао иногда бывают очень вредны.

Об их гнездовании существует много наблюдений. «Когда самка, — говорит Масон, — положит свои 5—6 яиц, самец так плотно замуравливает ее, что она может просунуть в отверстие только свой клюв. Так проводит она птенцовую пору и может поплатиться жизнью, если вздумает ломать свою тюрьму. Чтобы вознаградить ее за потерю свободы, самец усердно доставляет ей плоды и приносит их целыми, так как самка не дотронется до обкусанного плода». Едва ли следует прибавлять, что последняя часть сообщения Масона основывается на выдумках или на доверии к баснословным рассказам туземцев; первая же часть сказанного им совершенно верна. Тиккель дополняет сообщенное Масоном. «16 февраля, — рассказывает он, — я узнал от жителей селения Карэн, что в дупле одного соседнего дерева устроил гнездо большой индийский калао и что уже несколько лет пара гнездится все на том же месте. Я посетил это гнездовье и заметил, что дупло находилось в почти прямом стволе дерева, лишенном сучков метров на 15 от земли. Дупло было замуравлено глиной так, что оставалось лишь маленькое отверстие, через которое самка просовывала клюв и могла брать от самца корм. Один из сельчан с большим трудом взобрался на дерево, вколачивая в ствол бамбуковые палочки, и начал разламывать глиняную замазку. Во время этого занятия самец испускал громкие, хриплые звуки, порхал вокруг и подлетал почти вплотную к нам. Местные жители, по-видимому, испугались и уверяли, что он может напасть на них, так что мне стоило большого труда уговорить их не убивать птицу. Когда дупло было достаточно раскрыто, один из них просунул внутрь руку, но птица так сильно укусила его, что быстро вытащил руку обратно и чуть не упал с дерева. Обернув руку несколькими тряпками, ему удалось вытащить птицу. Это было поистине жалкое существо, отвратительное и грязное. Снесенная вниз и пущенная свободно по земле, птица прыгала по ней, не имея возможности лететь, и пугала окружающих людей своим клювом. Наконец она залезла на маленькое деревцо и осталась там сидеть, так как была слишком беспомощна, чтобы употребить в дело крылья и присоединиться к самцу. В глубине дупла, приблизительно на 1 м ниже входа, на рыхлом гнилье, кусочках коры и перьях лежало единственное, грязное, светло-буроватое яйцо. Кроме того, дупло было наполнено массой гнилых ягод. От жира своей копчиковой железы самка приняла желтую окраску».

Дальнейшее развитие молодых двурогих калао, оказывается, также протекает медленно; по крайней мере Ходжсон уверяет, что они достигают полного развития только на четвертом или пятом году. Блайт, напротив, на основании наблюдений над пойманными двурогими калао говорит, что для полного развития этого калао достаточно трех лет.

 

 

Научная классификация:
Домен: Эукариоты
Царство: Животные
Тип: Хордовые
Класс: Птицы
Отряд: Ракшеобразные
Семейство: Птицы-носороги
Род: Гомраи
Вид: Большой индийский калао (лат. Buceros bicornis (Linnaeus, 1758))



01-06-2016 | Просмотров: 5163
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать