D I S C O V E R Y
 

Арсинойтерий (лат. Arsinoitherium)

 


Рисунок Романа Евсеева с сайта age-of-mammals.ucoz.ru.

На этой реконструкции изображен арсинойтерий (Arsinoitherium) — примитивное копытное животное из ныне вымершего отряда эмбритоподов (Embrithopoda), жившее в болотистых лесах Северной Африки и Аравийского полуострова примерно 30 миллионов лет назад, со среднего эоцена по поздний олигоцен. Всего выделяется два вида этих животных: более древний Arsinoitherium zitteli, описанный еще в 1902 году, жил в раннем олигоцене на территории нынешних Египта и Саудовской Аравии, тогда как более поздний и крупный Arsinoitherium giganteum жил в позднем олигоцене в Эфиопии. Также иногда выделяют третий вид — Arsinoitherium andrewsii, найденный в раннем олигоцене Египта и Омана, однако эти остатки могут принадлежать просто крупной особи Arsinoitherium zitteli.

Размеры зверя были более чем внушительными: длина тела достигала 3,5–4 метров, рост в холке — двух метров, вес — примерно двух тонн. Внешне арсинойтерий напоминал современных носорогов — и массивным телосложением, и подвижной верхней губой, приспособленной для обрыва растительности (на ее наличие указывают щель между передними зубами и особая ложбинка, спускающаяся к этой щели от носовых костей), и копытцами на колонноподобных ногах — за одним-единственным исключением: на голове этого животного, примерно в районе глаз, красовались массивные конусообразные рога, состоящие не из кератина, как у носорогов, а из цельной кости.


Восстановленный скелет Arsinoitherium zitteli в Музее естественной истории в Лондоне. Фото с сайта ru.wikipedia.org

Всего у арсинойтерия было четыре рога: два более крупных, торчащих вперед-вверх (их длина почти равнялась длине самого черепа!), и два рога поменьше над глазницами, направленных вбок-вверх. Изнутри эти образования были полыми, а сверху, судя по сохранившимся бороздкам от крупных кровеносных сосудов, были покрыты либо кожей, либо роговыми чехлами, как у современных полорогих.

Учитывая их расположение, рога изрядно ограничивали поле зрения животного спереди: повернув голову в сторону, скажем, тревожного звука, арсинойтерий полностью перекрывал себе обзор! Вероятно, как и у современных носорогов, зрение играло в жизни этого животного второстепенную роль, и куда чаще оно полагалось на другие органы чувств, например, слух. А он у арсинойтерия, как и у других эмбритопод, был довольно тонким: судя по строению внутреннего уха, этот зверь мог, как и нынешние слоны, различать инфразвуковые сигналы и общаться с сородичами на значительном расстоянии.


Арсинойтерий с детенышем: обратите внимание на массивные роговые чехлы, заметно увеличивающие и без того солидные рога взрослого животного. Рисунок © Mark Witton с сайта markwitton-com.blogspot.com

И главный вопрос, который возникает при взгляде на это животное — зачем арсинойтерию были нужны эти «головные украшения»? Дело в том, что сами по себе рога выглядят довольно хрупкими: толщина формирующей их кости составляла всего 5–10 миллиметров, и без дополнительной защиты попытка пободаться могла привести к тому, что оба животных остались бы «лысыми»! Решить эту проблему мог кератиновый чехол, как на рогах козлов и быков: как показывает исследование современных полорогих, наличие полой костной сердцевины обеспечивает значительное сопротивление изгибу, тогда как роговой чехол поглощает и рассеивает удары.

Если такой чехол действительно присутствовал, то арсинойтерии могли не хуже носорогов отгонять от себя хищников и выяснять отношения в драках: об этом говорят и мускулистая, плохо гнущаяся шея, и мощные конечности, способные обеспечить сильные толчки. Вряд ли, правда, арсинойтерии сталкивались друг с другом с разбегу, как бараны — для этого им неплохо было бы видеть соперника перед собой, чтобы не промахнуться! — так что, скорее всего, их борьба напоминала не рыцарский турнир, а поединок сумоистов: сцепившись рогами, тяжеловесные звери старались сдвинуть друг друга с места, упираясь ногами и обрушиваясь на противника всей своей массой.


Поединок пары арсинойтериев. Рисунок Зденека Буриана из книги «По путям развития жизни»

Судя по строению зубов, арсинойтерий находился на ранней стадии приспособления к питанию жесткой растительностью: коронки его коренных зубов были высокими, приспособленными для перетирания грубого корма, а подвижная верхняя губа могла помогать обрывать листья и молодые ветки деревьев, как это делают черные носороги. Вероятно, при жизни это животное неторопливо перемещалось в прибрежных зарослях или по заболоченным берегам: строение его скелета не предполагает каких-то особых способностей к бегу — мышцы конечностей были относительно слабыми, а коленный сустав располагался чрезвычайно низко, поэтому шаг арсинойтерия был коротким.

В целом, это было медлительное, неуклюжее животное, возможно, проводящее много времени в воде или около воды: на это указывает тот факт, что наиболее изученное местонахождение костей арсинойтерия — Файюмская впадина на северо-востоке Египта — в раннем олигоцене представляло собой прибрежную равнину, покрытую мангровыми зарослями и изрезанную руслами медленнотекущих рек. В таких условиях «не замочить ноги» довольно сложно, так что арсинойтерию волей-неволей приходилось периодически совершать заплывы, чтобы пересечь реку или озеро... или избавиться от преследования хищников — например, стаи хищных гиенодонтов. Кстати, с Файюмской впадиной связано и родовое название арсинойтерия — оно дано по имени царицы Арсинои I, в честь которой во времена Птолемеевского Египта был назван Файюмский оазис.


Пара арсинойтериев, отгоняющая от себя стаю гиенодонтов (на данной реконструкции они больше напоминают собак). Рисунок Чарльза Найта c сайта markwitton-com.blogspot.com

Бок о бок с арсинойтериями обитали и другие животные: многочисленные родственники современных слонов — например, палеомастодонты и фиомии, — и даманов, среди которых числился мегалогиракс (Megalohyrax), достигавший размеров горного тапира, а также антракотериевые — предки современных гиппопотамов, и крупные крокодилы, такие как Crocodylus megarhinus — вероятно, прямой предшественник нынешнего нильского крокодила.

Вся эта фауна была так или иначе привязана к речным и околоречным экосистемам, поэтому в конце олигоцена, когда климат начал становиться жарче и суше, многие из этих животных оказались на грани исчезновения. Даже процветающие хоботные и дамановые значительно сбавили в численности, тогда как менее разнообразные отряды млекопитающих — как эмбритоподы, — не пережили изменения климата и постепенно исчезли.



24-01-2022 | Просмотров: 169
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать